alta_voce: (alienor)
Прячась от дождя, слишком наглого даже для этого, не самого засушливого острова, забежали с дочерью к букинисту. Купила Э. Паунда за 3 паунда и прочла там дословно следующее:

“The argument whether or no the troubadours are a subject worthy of study is an old and respectable one. If Guillaume, Count of Peiteus, grandfather of King Richard Coeur de Leon, had not been a man of many energies, there might have been little food for this discussion. … He made songs for either them (women) or himself or for his more ribald companions. … The forms of this poetry are highly artificial, and as artifice they have still for the serious craftsman an interest, less indeed than they had for Dante, but, by no means inconsiderable.”
(орфография оригинала)

В наше склеротическое время самый факт интереса к истокам культуры похвален, умение назвать Пуатье по-окситански - тем более. Но Паунд не просто расслабленно озирает туманную даль (тысяча лет все-таки), он, увы, глядит в мелкоскоп, повернутый не той стороной. Этот брезгливо-барский взгляд человека, которому вполне уютно в своем времени, радовать не может.

Я не верю человеку, считающему себя профессионалом (в любой области) и не интересующемуся истоками профессии или же пренебрежительно к ним относящемуся. К бумагомарательному, говоря языком эпохи Паунда, цеху – претензии вдесятеро.

Как можно вообще начинать статью со столь скептического тезиса, если Гильем Трубадур – первый вообще европейский поэт после Рима, поставивший европейскую поэзию на те рельсы (новый реверанс эпохе Паунда), по которым она успешно катилась лет 850, и стала расшатывать состав на ходу только, опять же, в эпоху Паунда. Детские шалости, как есть; безальтернативная ломка существующего.

Потому и торчу теперь в этой квази-провинции, а на самом деле – в историческом центре, колыбели (Трубадур, если что, был не только графом Пейтеуса, но и герцогом Бордеуса), чтобы замкнуть рельсу в круг: радиус за 1000 лет раздался настолько, что отдельные участки круга кажутся прямыми. Пока не исполню миссию, уехать не смогу, вот и складываю слово "вечность" из обрывков сирвент.

Небольшое уточнение. В английской литературе все рационально, хотя кровная связь с Аквитанией есть, и она упомянута европейцем по выбору Паундом (это, к слову, практически единственное относительно достоверное обстоятельство в списке достоинств и недостатков, приписанных Паундом Трубадуру; остальное – не слишком качественная мифография, по воле судеб я немножко в теме): английский король Ричард Львиное сердце был потомком (правнуком, не внуком) Трубадура. Ричард и сам был поэтом (рыжий царь-певец!), но так далеко интересы Паунда не распространяютс, хотя вроде бы и эпоха чуть новее, и география вполне подходящая.

Увы, там где вылезают нацио- и рацио-факторы, связь с цеховыми истоками никого не интересует, а если и интересует, то довольно неуклюжим образом.

Вышеизложенное - грубый набросок, каждый абзац тут можно развить в трактат, но сейчас я поеду домой. Одна - и ладно, так и должно быть. Никто меня не понимает, но если и погибну, то с песнями!
alta_voce: (alienor)
В Париже началась выставка, посвященная 800-летию Людовика Святого (1214-1270).

По правде, устроители слегка опоздали: герой родился не в конце года, а в апреле, тогда как Сент-Шапель, служащая естественным продолжением выставки, все еще в лесах изнутри. Но не будем придираться. Спасибо за возможность увидеть то, что каждый день не увидишь. Прибавим в рецепт тайное зелье: представленная эпоха соответствует самому новому периоду истории, который мне (пока) интересен. И вот по какой причине.

Сан-Луи, он же Людовик IX, был сыном Людовика VIII и Бланки Кастильской. В свою очередь, Людовик VIII был сыном Филиппа Августа и внуком Людовика VII. Бланка же Кастильская была кастильской, как нетрудно догадаться, принцессой и (!) родной внучкой Альеноры Аквитанской. (Луи VII и Альенора, как мы знаем, состояли какое-то время в браке, но Филипп Август - сын от другой жены.)

Этот династический союз, все-таки вливший аквитанского буйства в лилейную кровь Капетингов, был последним серьезным политическим деянием пожилой Альеноры. Вскочив на коня, Альенора, почти 80 лет, отправляется в Кастилию, чтобы привезти свою внучку в невесты французскому наследнику. Вообще говоря, для этой роли готовилась другая внучка - Уррака. Альеноре не понравилась Уррака (для Франции - только лучшее, неприглянувшаяся внучка поедет в Португалию), зато в младшей внучке, Бланке, она узнала себя и запросто, по воле своей непреклонной, увезла во Францию Бланку вместо Урраки. Лилейный двор не возражал.

Бланка оказалась превосходной регентшей при сыне и достойна множества матриархальных похвал. Общие выводы вполне банальны: если за дело берутся умные правительницы, действуя где по наитию, где - по строгой логике, для государства это хорошо.

При Людовике Святом Франция пережила расцвет искусств. От мелких безделушек и до огромного ларца, коим явилась Сент-Шапель - все ладилось изящно, добротно и быстро, а значит вдохновенно. Увы, достоверных изображений Луи IX не сохранилось. Хотя есть канонические. Допустим, "главная" статуя экспозиции, изваянная в XIV в. (т.е. пост мортем) и привезенная из замка Mainneville (имение Энгеррана де Мариньи, премьер-министра Филиппа Красивого) повторяет ту, что стоит в Сент-Шапель.

Статуя из Нормандии

Read more... )
alta_voce: (alienor)
На острове надо бывать - это и так понятно. Этот же двухдневный судорожный пролет понадобился, видимо, ради двух наблюдений.

В местном соборе, совершенно слепой настройщик мафусаиловых лет работал с роялем, вытаскивая из каждой струны ее истинную сущность сквозь тысячи оттенков хорошо замаскированной под гармонию фальши. Рядом спокойно, закрыв глаза, лежала собака-поводырь, причастная бесконечности звуков не в меньшей мере, чем ее хозяин.



(девушка в кадре - моя коллега К.)

Еще одна деталь, из того же храма: в 15-16 вв. имя Alienor на острове было еще вполне в ходу, именно в таком написании.



Вообще же девизом поездки могло бы служить название корабля с картинки внизу:
Read more... )
alta_voce: (alienor)
Мне не придется писать Альенору ни с себя, ни даже с М А/П, потому что я ее увидела живьем, у себя дома (thank you, dear).

У нее - светлые (все-таки) волосы и редкого, янтарного цвета глаза. Золотые? Она высокого роста, именно такого как надо, очень тонка и стройна.

Так получается, что через (сколько получается? 8х5, как минимум 40 поколений) бездну веков, не без участия некоторого количества бастардов (линия самая, что ни на есть прямая, от Иоанна Безземельного, но не все звенья законны), со всем разнообразием кровей и географий, тот же самый тип воспроизводится опять и опять. Для чего? Надеюсь, в частности, для моего текста, хотя это больше, чем хорошо известная и неоднократно обкатанная литературная магия.

Old Sarum

May. 10th, 2009 06:37 pm
alta_voce: (alienor)
Главное английское царское место. Со времен доисторических, как минимум неолитически-незапамятных. Почему именно здесь - непонятно. Равнина практически идеальна, холм выглядит искусственным, камни привезены издалека. Никаких причин, кроме сакральных, почему главный царский замок должен быть именно в этом месте - нет. Ни воды толком нет, ни естественных преград для врага - ничего, кроме странного упорства правителей восседать на троне точно в центре двойного кольца.

Сверху это выглядит так (картинка, разумеется, позаимствована на просторах)



История этого места - истории Англии, меня же занесло сюда окситанскими ветрами. Сарумский замок, обновленный и укрепленный в 11-12-м веке был главной тюрьмой Альеноры. Здесь она провела в плантагенетском заточении, по меньшей мере, лет 7.

На этом, собственно, прекращается активная история Сарума. Сейчас на круглом холме даже не руины, а фундаменты, вырытые из земли археологами. Разумеется, крепкие постройки 12-го века должны были вполне себе сохраниться. Враги и стихийные бедствия - ни при чем.



Уже в 13-м веке замок и оба собора начинают рушить, чтобы строить (формально) собор в Солсбери, в двух милях. Возможно, очередь дойдет и до собора, пока же скажем, что он явно выстроен из другого камня, гораздо более хрупкого. Сарумские же камни тверды и блестят на разломе. Их можно найти и в Солсбери, но не в соборной кладке. С тем, что не доломали в 13-м веке, разобрался Генрих VIII, тот самый.

несколько ничего не передающих картинок )
alta_voce: (alienor)
Конспективно к этому.

Нужно отдать должное французскому духу - он уникален. На сплаве многочисленных малосовместимых культур возник резонанс, эффект бинарного газа, если угодно. Результат - слишком зачищенный на мой вкус, слишком поверхностный, слишком оторванный от корней, ибо они разнородны, а речь идет, как сказано, об относительно молодой культуре, обоснованно претендующей на уникальность.

Окситанский дух - живее, бодрее, эстетичнее (впрочем, это субъективно), несколько вульгарнее - чего уж тут? и... общее. Окситанский = романский, постримский. Италия и Испания не в последней степени обязаны национальным колоритом подпадению Окситании под французскую власть, образованием лакуны в едином романском пространстве. Окситания же была этого пространства хребтом.

Окситанский дух на территории нынешней Франции зачищался двумя способами: мирным и военным. Имеется в виду брак Альеноры с Луи VII и альбигойский крестовый поход. Больше всего досталось крупным городам и, особенно, мирному Бордо. Окситанский дух в нем зачищен до основания, французский чужд и натужен.

Именно поэтому я недолюбливаю этот город. Даже я, со всем своим нюхом, со всеми своими четырьмя глазами, не чувствую ни-че-го.
alta_voce: (alienor)


Я все-таки до нее добралась. В канун дня Св. Радегонды (13 августа, sic), когда было уже, можно сказать, закрыто. И потрясающая бабушка-немка, хранительница часовни, подписала свою книгу про Радегонду, немецкую принцессу, французскую королеву.

Все правильно, пусть бы и дальше так.
alta_voce: (Default)
Пытаюсь читать вот такую книгу:



В интродукции подробно разбирается история паломничеств. Это естественно - и тамплиерский и госпитальерский ордена созданы с формальной целью защиты паломников. Но в таком разрезе - от первых общин до первого крестового похода - историю читаю впервые.

Поразило вот что. Если верить автору (книга XIX в. и концепция могла 10 раз перемениться), то от Константина Великого и вплоть до персидского нашествия (613 г.) Палестина жила вполне благополучно, хотя была фактически неуправляемой. Паломники шли огромныи толпами из Галлии, из Гибернии, и из Индии даже, никто не чинил им никаких препятствий, жизнь текла мирно, дружелюбно и чрезвычайно космополитично.

Profile

alta_voce: (Default)
alta_voce

September 2017

S M T W T F S
      12
34 5678 9
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 02:27 pm
Powered by Dreamwidth Studios