alta_voce: (Default)
Во Франции вдоль дорог и на прилегающих пустырях бодро возрастает вереск и цветет всегда. Я говорила «вересковые пустоши», больше так говорить не буду, потому что увидела настоящие. Пусть вереск и не цвел.

Этот пейзаж до сих пор стоит перед глазами и будет стоять до скончания века, потому что он не из тех, что можно забыть.

Обуздать такое сложно – распахать, выстроить города. И продраться сквозь такое сложно, если не по тропе.

Автодорога, ведущая через это царство дикости, очень узка и не только серпантинна (что естественно), но и крута. Знаки предупреждают о 33,3 градусах уклона – это, наверное, какой-то допустимый максимум, но ощущается на все 45. И оно же еще и крутит, и узкое, и руль же правый! На корейской мини-машинке было сложновато.

Ко всей палитре цветов добавлена вся амплитуда температур. Стоит забраться на всего-то 300-метровый холм, холодный вихрь пронизывает насквозь, оглушает и ослепляет. А десятью метрами ниже, под солнцем, тепло.

Английские пасторальные пейзажи погружают в состояние светлой задумчивости и одновременно бодрят. Но здесь никакой пасторальки – дикость и преодоление.
Следует признать, лесные или деревенские пейзажи умеренной полосы – русские, польские, немецкие, да и швейцарские частенько, погружют меня в тоску, а не благодать. А вот английские, при той же практически растительности, радуют. А также ирландские и бретонские. Энигма!

Картинок, к сожалению, предъявить толком не могу. Паркингов с обзором практически нет, а с дороги – см. выше. Достовернее представить пейзаж можно явившись лично или хотя бы запустив поиск по картинкам на «yorkshire moors».




Read more... )
alta_voce: (Default)
Прогулка по городу начинается с живописных руин, рисованных Тернером и чуть ли не всеми детьми семейства Мур (о них позже). Любуюсь, попутно соображая, что в отдаленные от города аббатства (разумеется, в руинах) можно и не ехать. Птичка живописных руин н эру поездку уверенно выставлена.





В парке все в цвету. Что именно - не знаю. Это не сирень, что это?
Read more... )
alta_voce: (Default)
Самый большой храм в северной Англии (хотя линкольский показался массивнее) и уж точно второй по значимости после Кентерберри просто потому, что не победил в схватке двух церковных монстров.

Храм здесь был всегда после Константина (раз он Минстер, значит играл важную роль в англо-саксонский период), но и разрухи хватало. Гильем наш Бастард, он же Завоеватель, посадил здесь епископом Тома из Байё, который все отстроил заново, но, вот беда, не выдержал конкурренции с Кентерберри. Гильем, к слову, был весьма неглуп также и в общении в церковью: пусть попы из кожи вон лезут друг перед другом, а меня оба благословляют и не трогают.

Тома из Байё - фигура неясная. Известно только, что он возрастал в упомянутом Байё под крылышком Одона из Байё же (он-то вроде бы и заказал вышиванку) - единоутробного младшего брата Завоевателя. Последнему, когда он пошел походом на остров (туристом он бывал там много раз), было 40 или меньше. Соответственно, его братьям – еще меньше, а птенцу гнезда - по логике, еще-еще меньше. С другой стороны, минимальный возраст для того, чтобы занять епископскую должность, полагался в 30 лет. Как бы то ни было, новый архиепископ все отстроил по высшему норманнскому разряду.

Нынешняя готика, разумеется, немножко другое строение, но наваянное поверх имеющегося. В 60-70 гг. XX века готическое строение стало выказывать признаки усталости, и под вскрытыми стенами и полами показались не только солидные части Гильемовой базилики, но и фундаменты римских бараков, поверх которых, наискосок, сооружен храм.

Сегодня храм, со всеми его слоями, наполовину превращен в музей. Чтобы войти внутрь, нужно заплатить солидную мзду. Это, правда, плата за год, вроде абонемента. Но я подобное воспринимаю как визуальную индульгенцию: раз уж берут деньги, то и фотографировать – не грех. (Если, конечно, не запрещено официально как, допустим – запретивших бы в ад – в Вестминстере.) Эта громада, конечно, в кадр все равно не лезет, но пересмотрим что есть.



Очень готичен. Узнаваем простором и огромными окнами, что снаружи, что изнутри.





The King's screen. Read more... )
alta_voce: (Default)
Вот печать города Нью-Йорк: Sigillum Civitatis Novi Eboraci.



С точки зрения русского языка, название просто роскошно, с других точек зрения – исторически поучительно, как минимум. Из печати слова не выкинешь. Никакого Нового Амстердама уже не будет.Мы же поговорим о старом Еборакуме, в который меня недавно занесло весьма убедительными ветрами.

Нужны ли полевые исследования? С одной стороны, без них, как будто, можно обойтись, сиди себе в кабинете и соображай. Уже сказано, вполне кабинетно, про Brontë Parsonage как эпицентр современной литературы. Но литература – лишь пинок в общецивилизационную сторону. Инспекция местности показала, что все еще серьезнее, чем представлялось на расстоянии. Здесь центр и истоки современной европейской цивилизации – такой, какая уж сложилась.

Полностью обосновать подобные выводы невозможно, ибо в таких случаях вывод, понимание достигается откровением и предшествует обоснованию, набору фактов, успокаивающему на тему, что вывод – не бред, а истина, и тебя вели локальные гении, чтобы ты поведал их значение миру, а если мир не хочет слушать – это его проблемы, а не твои и не духов. Пазл размашист, едва намечен на пестрой куче фактов, но все-таки прекрасно складывается и приносит радость: не зря несет тебя/меня и в эту даль, еще одна важная структура разгадана.

Попробую все-таки бегло перечислить несколько фактов, убедивших лично меня в том, что априорный литературный вывод можно и нужно экстраполировать на общежитейские цивилизационные схемы. Йорк – небольшой провинциальный город, вынужденные жители сетуют на захолустность. Почему же именно он – центр, а не одна столиц, допустим? Тонкость в том, что он и есть столица, да еще и дважды, если вернуться к началу текста, т.е. к печати. Вряд ли нужно доказывать, что НЙ – одна из очевидных мировых столиц.

Город Еборакум был главным римским городом на острове. Здесь провозглашен императором Константин Великий. Если бы да кабы так не вышло, мир явно был бы другим. Почему именно здесь расположились римляне? – видимо, просто из практически-стратегических соображений, хотя племена тут обретались интересные, возможно, стоит копнуть поглубже именно в этом месте, и откроется
Что же касается последующих слоев, Йоркский собор взгроможден поверх ровной сетки римских улиц. Не вдоль, не поперек, а по диагонали, пересекая прошлое и глядя на Иерусалим
.
Кстати, насчет Иерусалима. Культ св. Елены тоже пошел вроде бы из Еборакума. По крайней мере, так утверждают местные источники, хотя достоверно не известно, бывала ли она на острове. Но тот факт, что ее упоминает Гальфрид Монмутский как дочь кого-то из местных вождей, мне кажется, опосредованно доказывает, что да, была, или же подверглась усиленной инвокации. Если бы сын этой конкубины не стал императором, а она – Августой, то ее неомиссионерская деятельность не принял бы такой размах, христианство было бы другим. Если было бы.

Можно не любить этот остров, его огромную проекцию на западо-восток – континент Америку и диковатую лингва-франка, возникшую из странных, занесенных на остров обломков, среди которых совсем не много SPQR-проблесков. Но вот энергия и преемственность именно такова. Один император пошел от св. Елены, другой – ею закончил, подписав приговор сразу многому. Хотим мы этого или нет, но мы в стороне, а вот он центр, какие-то духи так распорядились, какие-то люди исполнили. Строить бывает скучно, а наблюдать – интересно.

Константин на фоне Йоркского собора ухмыляется и грезит о Босфоре.




Церковь св. Елены - по преданию первая в мире церковь, посвященная матери Константина



Церковь св. Елены на картинке с по-настоящему китайской мобилы, обеспечивающей замечательный ретро-флер. Сейчас вот обнаружила камеру в кадре. Она глядит, мы тоже. Кто как умеет.



Продолжение следует
alta_voce: (Default)
Если отвлечься от того, что мне по-настоящему интересно, учтиво попросить богов и демонов подождать на своих местах, не являя ни ревности, ни мстительности, и обратиться к тому, что считается моим главным занятием, а именно, к литературе, то вот что стремится на ум сегодня.
Английская литература или, шире, англоязычная литература – это, возможно, такой столб/столп, на котором сегодня все держится. Но, анализируя свое к ней отношение, отважусь признать, что моя собственная основанность на этой литературе непропорционально мала. Дело, допускаю, в том, что разглядывать листья и цветы обычно интереснее, чем ствол, а, возможно также, древесная модель здесь неуместна, и лучше прибегнуть, допустим, к геологической: если мировая литература и не монолит, то достаточно все-таки крепка: убери стержень и устоит в своей спаянной пестроте.
Даже извне видна бесконечная самодостаточность английской литературы. Как же это ощущается изнутри? Как несуществование внешнего мира, очевидно. Глубокая столетняя древность даже на острове. Не удивительно, что весь отрыв доминирующего сегодня начала – стандартизированного, унилингвистического – от всего остального берет начало на острове. Устойчивость США, возможно, нужно искать где-то здесь: в вербальном и философском раздувании сегодняшнего дня. Вихри – самый простой способ все оставить на месте.


Есть вечность изменчивости и вечность постоянства. Они разные, хотя взаимно мимикрируют и переходят одна в другую. Дело не в примитивном замечании, что все течет и ничего не меняется. Если жить в новом окружении, но мыслить традиционными категориями – вот тебе вечность постоянства – вечность подешевле, локальная, но ничуть не ущербная. Вечность небес, цветов и особенно повсеместной воды делает ненужными как словесные, так и биографические эскапады. Уловка: отсутствие внутреннего развития – всегда отражение внешнего, дальнего мира в ущерб ближнему. Можно умереть молодым, можно старым, но лучше молодым, чтобы помочь неизменному Творцу побыстрее рециклировать монаду.
Вечность изменчивости пестрее, интереснее, но рискует стать попросту журналистской. Все зависит, таким образом, от исполнения.


Я абсолютно не специалист и даже не любитель, но в последние месяц-два какими-то кривыми путями меня выносит на историю этой семьи. Они стоят – отец, мать и шестеро детей – перепутавшись возрастами и именами, ладно стоят, обнявшись, и взывают ко мне сквозь годы и воды (остров же!), вероятнее всего желая моей сегодняшней оценки. Желательно, восхищенной и не менее глубокой, чем воды английского зеленого рукава.
Что можно сказать сегодня? Восхищение, действительно, присутствует. Восхищение концентрацией, тем, что нащупан самый центр островной устойчивости, да и устойчивости современного мира, вообще говоря. Точка эта – посреди йоркширских пустошей, в пасторском доме, где жил преподобный и далеко не бесталанный Патрик Бронте со своим высокоодаренным семейством.
Может ли существовать семья, где все талантливы? Увы, говорит нам опыт и здравый смысл – такое невозможно, а если и случится – энергии мира, быть может, хватит на созидание, но не на поддержание. Талантливы все: отец, мать и четверо выживших детей. Выживших, чтобы умереть молодыми, не оставив потомства. Роль этого семейства в мировой культуре, похоже, именно такова: обозначить центр.





Read more... )
alta_voce: (Default)
Вволю насмотрелась на кикладских идолов.



Мнение осталось прежним: безусловная стилизация; закат, а не восход. Вот и работники музея выставили современную картину для сравнения.

Где не уцелела голова, где - нога, но сохранность поражает: они ведь маленькие и хрупкие, практически плоские, эти куколки.



еще кикладского )
alta_voce: (alienor)
Прячась от дождя, слишком наглого даже для этого, не самого засушливого острова, забежали с дочерью к букинисту. Купила Э. Паунда за 3 паунда и прочла там дословно следующее:

“The argument whether or no the troubadours are a subject worthy of study is an old and respectable one. If Guillaume, Count of Peiteus, grandfather of King Richard Coeur de Leon, had not been a man of many energies, there might have been little food for this discussion. … He made songs for either them (women) or himself or for his more ribald companions. … The forms of this poetry are highly artificial, and as artifice they have still for the serious craftsman an interest, less indeed than they had for Dante, but, by no means inconsiderable.”
(орфография оригинала)

В наше склеротическое время самый факт интереса к истокам культуры похвален, умение назвать Пуатье по-окситански - тем более. Но Паунд не просто расслабленно озирает туманную даль (тысяча лет все-таки), он, увы, глядит в мелкоскоп, повернутый не той стороной. Этот брезгливо-барский взгляд человека, которому вполне уютно в своем времени, радовать не может.

Я не верю человеку, считающему себя профессионалом (в любой области) и не интересующемуся истоками профессии или же пренебрежительно к ним относящемуся. К бумагомарательному, говоря языком эпохи Паунда, цеху – претензии вдесятеро.

Как можно вообще начинать статью со столь скептического тезиса, если Гильем Трубадур – первый вообще европейский поэт после Рима, поставивший европейскую поэзию на те рельсы (новый реверанс эпохе Паунда), по которым она успешно катилась лет 850, и стала расшатывать состав на ходу только, опять же, в эпоху Паунда. Детские шалости, как есть; безальтернативная ломка существующего.

Потому и торчу теперь в этой квази-провинции, а на самом деле – в историческом центре, колыбели (Трубадур, если что, был не только графом Пейтеуса, но и герцогом Бордеуса), чтобы замкнуть рельсу в круг: радиус за 1000 лет раздался настолько, что отдельные участки круга кажутся прямыми. Пока не исполню миссию, уехать не смогу, вот и складываю слово "вечность" из обрывков сирвент.

Небольшое уточнение. В английской литературе все рационально, хотя кровная связь с Аквитанией есть, и она упомянута европейцем по выбору Паундом (это, к слову, практически единственное относительно достоверное обстоятельство в списке достоинств и недостатков, приписанных Паундом Трубадуру; остальное – не слишком качественная мифография, по воле судеб я немножко в теме): английский король Ричард Львиное сердце был потомком (правнуком, не внуком) Трубадура. Ричард и сам был поэтом (рыжий царь-певец!), но так далеко интересы Паунда не распространяютс, хотя вроде бы и эпоха чуть новее, и география вполне подходящая.

Увы, там где вылезают нацио- и рацио-факторы, связь с цеховыми истоками никого не интересует, а если и интересует, то довольно неуклюжим образом.

Вышеизложенное - грубый набросок, каждый абзац тут можно развить в трактат, но сейчас я поеду домой. Одна - и ладно, так и должно быть. Никто меня не понимает, но если и погибну, то с песнями!
alta_voce: (Default)
Право носить бороду надо заслужить. Бородаты цари и духи-защитники (казалось бы!) Духи визуально отличимы от царей только крыльями.

Приходит в голову, что, в принципе, должны существовать инвертированные миры, где боги и смертные меняются местами.

Тиглат-Паласар III


Прислужник Read more... )

На статуе бога письма Набу из одноименного храма упомянут Адад-Нирари III (810-783 BC) и его мать, могущественная Саммирамат, aka Семирамида. Сказано также: "Не верь в других богов". На том и порешим.

alta_voce: (Default)
Огромная жирная птичка, прилетевшая с опозданием в первый список. На этом надо учиться в возрасте, когда 500 лет кажутся необозримой древностью, а теперь это, конечно, не так. Но место забавное; с первого взгляда - обычная церковь, но потом открываются закоулки, часовенки, узкие проходы, которые запечатлелись бы как штамп, явись раньше. К примеру, показалось бы вполне естественным, что Мария Кровавая и Елизавета I лежат в одной могиле, но на надгробии - только вторая, т.е. первая.

Жалко забавных деталей, их тысячи, которые отмечаешь, да тут же и забываешь: нужно идти дальше, крутиться по положенной спирали, а фотографировать нельзя. Надо было все-таки купить шпионские часы: всего-то £20 к той же сумме за вход.

А пока, если угодно, немножко внешнего.





здесь камера прячется и опять выбирается на свет только в клуатре )
alta_voce: (Default)
Понравилась фразочка в английской газетке: upper middleton class.
alta_voce: (alienor)
Еще вчера каррент муд значился бы как "sick", а сегодня - ничего, потянуло в пампасы, причем достаточно далекие или, вернее, долгие. На 100 км до дордоньских деревень уходит почти два часа - такие там дордоги: не кочки, так светофоры. А сегодня еще и Самайн.

Где-то на проселочной дороге под Кастийоном нам под колеса настойчиво полезла маленькая тетенька, и так и сяк пыталась выпрыгнуть с обочины на дорогу. На встречке никого не было, поэтому я туда и сиганула, ну и притормозила заодно, т.е. успела хорошо разглядеть самоубийцу. Только проехав мимо, мы в один голос сказали, что собственно габитус никак не современный: волосы узлом, длинная юбка в сборку, кофта под горло, все темное. Это не халлоуинский карнавальный костюм и не наряд современной пейзанки, а аутентичный XIX век. Самайн как он есть. Я все-таки рада, что смогла объехать.

А ехали мы по дордоньским деревням, из которых увидели три.

Eymet. Это бастида. Напомню, что это такое: укрепленный городок английского периода (XIII век, в основном) с характерной главной площадью квадратной формы, непременно с аркадами. Такие городки во множестве рассыпаны по Аквитании. Почти у каждого - своя какая-то особенность, они слишком все-таки старые, чтобы быть совсем уж близнецами. В Эйме особенностей две. Первая - в городе имеется шато, обычно их в бастидах нет, но тут замок старше города, он доанглийского периода, и так получилось, что теперь он окружен городом. Вторая особенность: Англия тут, оказывается, вовсе не закончилась. В этом ядренейшем захолустье, куда ведет едва ли не грунтовая дорога, основной язык - английский. На нем приветствуют в кафе, на нем говорят пожилые элегантные люди, прогуливающиеся по Grand' rue с достоинством Пикадильи. Впрочем, кое-как оглядевшись в этой первой на сегодня деревне, мы еще не поняли, что эта вторая особенность - вполне себе закономерность.

Пара картинок.

Площадь. Церковь - неоготика, к сожалению, которой зачем-то понадобилось заменить оригинальный средневековый храм.



Read more... )

В семи километрах - деревня Lauzun (не бастида). Здесь нужно смотреть шато.

Посмотрели, хоть и отчасти безголово.

Read more... )

Что касается Англии, тут даже не маскируются. Город набит масерати с правым рулем и французскими номерами, психоделическими экземплярами в духе flower power

Read more... )

и никаких кафе де Пари!



Еще, между двумя английскими нашествиями, в городе завелись кариатиды. Поставил местный фармацевт-мэр. Порошки и пиявки - всегда на вес кариатид.

Read more... )

Уже темнело, когда мы подъехали к Castillonnès (не путать с Кастийоном!) и оказались в одной из самых прекрасных бастид за весь уже многолетний бастидный опыт. Она на холме, и наверняка есть красивые виды на долины, но было, к сожалению, уже темно. Что не помешало погулять по площади и вокруг.

Здесь пахнет югом. Темно и дождь, но пахнет не только печным дымом, но и всем размахом и щедростью юга. Аквитания - формально вся юг, но за южным духом надо гоняться, и это неблагодарное занятие.



Read more... )
alta_voce: (alienor)
На острове надо бывать - это и так понятно. Этот же двухдневный судорожный пролет понадобился, видимо, ради двух наблюдений.

В местном соборе, совершенно слепой настройщик мафусаиловых лет работал с роялем, вытаскивая из каждой струны ее истинную сущность сквозь тысячи оттенков хорошо замаскированной под гармонию фальши. Рядом спокойно, закрыв глаза, лежала собака-поводырь, причастная бесконечности звуков не в меньшей мере, чем ее хозяин.



(девушка в кадре - моя коллега К.)

Еще одна деталь, из того же храма: в 15-16 вв. имя Alienor на острове было еще вполне в ходу, именно в таком написании.



Вообще же девизом поездки могло бы служить название корабля с картинки внизу:
Read more... )
alta_voce: (alienor)
Самосглаз, конечно: не хотела ехать, вот и получила 16 часов в пути вместо 8, три прохода через секьюрити вместо двух и насквозь мокрую сумку.
Сначала была птичка (в топливном баке), а потом - просто бардак. Один полет отменен, другой опоздал, я понимаю голландский язык лучше, чем мне это представлялось.

Думала дополнительная монархия мне будет сегодня в виде Амстердама. Как же, Шарль де Голль - наше все. А в нем, в Шарле етом, на пол проецируют огромный аквариум с рыбками. Когда в него вступаешь, идут волны и рыбки шарахаются в стороны. А я в adapted to British weather сапожищах по волнам, царица Савская, увы, без Соломона.

Но ничего, после всего бардака допилили через дождь задом наперед, рецепционист в закрытом отеле дождался, и даже по пиву успели урвать прежде, чем нас вышвырнули из паба.
А Антони - отличный зайчик, помафионили немножко. Тулузские сплетни - неожиданно интересные сплетни. Мне самой странно, что даже во всей этой невозможной фигне я веду себя абсолютно правильно. И победа еза мной, но партизаны лютуют, чего уж.

Сегодня было бы 74 года маме. Одно из запланированных занятий дня, кроме обычных баталий, отнести в банк последний кембриджский чек ее внучки. Наверное, жизнь все-таки удалась. Шрамы - хороший панцирь, все отскакивает и ничего не болит. Пустота - тоже надежный щит.
alta_voce: (alienor)
22 июня (!!), в Бристоле, у мебя было часов 5 между самолетом коллеги и моим. Предполагалось, что это окончательный отлет с острова. (Теперь концепция переменилась.) Прикинув: час туда, час обратно, два с половиной часа на месте, полчаса на заправку и сдачу машины, я решилась прогулять службу поставить в конце эпопеи жирную эзотерическую точку.

Хотя с такими дестинациями бывает понятно как: долго пилишь по кочкам, чтобы добраться до невзрачной деревни, а до собственно объекта нужно скакать еще пяток верст и взобраться на гору, а потом еще пешочком, под дождичком, в одиночестве, потому что какой еще идиот туда потащится. Но на этот раз небеса оказались благосклонны, хотя лило, а как же.

Едва въехав в хорошенький городок, я попала в пробку и наткнулась на надпись "аббатство". Одиночество, стало быть, намечалось в толпе, с отдаленным холмом тоже проблемы. Серьезные, как оказалось. Увы, холм в другой раз.

Про Иосифа Аримафейского, привезшего в Гластонбери грааль, что бы под этим ни понималось, слышали все. В Сомерсете, тем более здесь, на острове Авалон, историю излагают гораздо более радикальным образом. Иосиф Аримафейский был дядей Марии, торговал мануфактурой и много разъезжал. В частности, неоднократно бывал в Гластонбери и в одну из поездок взял с собой юного Иисуса. Дядя и племянник поставили в Гластонбери первое святилище и обратили аборигенов. С последним пунктом у меня некоторые персональные трудности. В какую, собственно, религию? И уж не дядя ли настоящий пророк ея?

Как бы то ни было, и Церковь, и Академия (это я продолжаю стиль статьи, которую только что, надеюсь, сдела) единодушны: эта точка - один из первых, если не салый первый оплот христианства на острове, и откровенный источник поклонения Марии. При св. Патрике (ок. 389-461) Гластонберийское аббатство было уже далеко не новым, и наш англичанин заезжал сюда набираться премудрости и святости.

Поверх изначального капища Иосифа стояла церковь Марии, вернее две ее итерации - до и после пожара XII в. Там же, в фундаменте, колодец св. Иосифа. И это была только одна, не самая крупная из построек. Ныне аббатство ровно в том же состоянии, как и прочие обители острова: после того, как Генрих VIII отложился от Рима и разогнал монастыри, они стали использоваться как каменоломни. Камня огромного аббатства хватило практически на весь хорошенький городок Гластонбери.

Общий вид места в объектив не лезет - там огромные просторы, гулять да гулять. Обращаем внимание на табличку на переднем плане. Здесь в 1191 г., во время какого-то переустройства, монахи обнаружили двойную могилу, в коей покоились останки ни много, ни мало - короля Артура и верной его Гиневры. Под гробом был найден крест, на котором и значилось, что в могиле лежит Rex Arturius. В 1278 останки были торжественно перезахоронены в часовне главной церкви. При церемонии присутствовал король Эдуард I.



Легенды о круглом столе и о граале имеют, стало быть, по меньшей мере географическую общность.

Еще про Артура говорят, что однажды ему пришлось выручать Гиневру, похищенную неким Мелвасом, из замка последнего, который был расположен на холме Тор. Это тот самый холм, на который мне забраться не удалось, потому что времени совсем не было. Я видела его в окно машины, когда подъезжала к Г., но из аббатства он уже не виден. На машине на него, видимо, и не въедешь, потому что парковки нет. Туда ходит специальный автобус. Или ножками, под пятничным дождем.

Так вот, Гиневра, возможно, сама сбежала, ей не впервой. Суть же в том, что а) холм и есть Авалон, потому что некогда вокруг него было море, превратившееся потом в озеро, чтобы через некоторое время исчезнуть совсем; б) на Торе, кажется, Иосиф и спрятал Грааль, скорее всего в колодце. Мне же остались зеленые пустоши бывшего аббатства под звуки в меру фальшивых французских псалмов, ибо с паломниками, вполне католическими на вид, в руинах все в порядке, хотя кругом и понаписано, что религиозные процессии и службы запрещены.

вперед, любители Истины, под пятничный дождик, по пустошам явного братства, на кухню аббата! )
alta_voce: (alienor)
Кажется, понятно, почему меня туда понесло, оригинальное название ибо Vallum Aelium.

Мне хотелось пощупать, физически ощутить границу Империи, и что вам сказать - при всей пасторальности пейзажа: зеленые холмы, овцы и собственно стена уже не очень отличимая от овечьих загородок - на границе до сих пор неспокойно, клубятся и сталкиваются духи, чуть не нарвалась.

Как я теперь понимаю, сошлись 3 обстоятельства: узкая дорога с неровным краем, проливной дождь и, соответственно, скользкая дорога, низкий вес и неустойчивость машинки (corsa). Я потеряла управление, как мне кажется, секунды на 3. Машина выделывала, что хотела, подпрыгивала и приземлялась, куда хотела. К счастью, в машине я была одна; в непосредственной близости машин не было; машину не закрутило на 180°, а только вышвырнуло раза 3 на встречку. В таких ситуациях я обычно действую исключительно хладнокровно и правильно. Жива, стало быть, и стену мокрую все-таки пощупала. Какое сегодня число? 5-е июня? Вряд ли буду праздновать это как второй день рождения, мало ли таких вторых. Было бы пикантно погибнуть на границе с шотландским шарфом в сумке и песней в сердце, но, видимо, на этот раз духам удалось между собой договориться. В знак чудесного спасения купила самую красивую фиговину, обнаружившуюся в местном шопе - реплику римской ложки, в форме утки и с маленьким крестом (закат Империи уже, стало быть), повешу на стену (свою) и буду смотреть.

А пока стену покажу. От паркинга до форта пришлось пилить пару километров в гору по проливному дождю. Овцы очень смешно отряхиваются от воды. Похоже на собак, но с какой-то дополнительной брезгливостью. Это Housesteads, лучше всего сохранившийся форт, совсем хорошо сохранились латрины, а собственно стена разобрана, конечно, на овечьи загородки.

Это Адрианова стена, а не овечья. Отличается толщиной. Кругом валяются клочья шерсти. За час,наверное, можно набрать на свитер. А за пару часов - и на плед.


Read more... )

Из-за всех приключений я подзадержалась, и опаздывала минут на 10 в манчестерский аэропорт за коллегой.
Приезжаю. Коллеги нет, хотя приземлился уже 20 минут как (написал смс). Мы же еще и на роуминге! Пишу смсы, примостившись где-то сбоку. Приходит дядька в непонятной форме и понес на меня злобно: проваливай, мол. Я, вежливо: коллега уже приземлился, он идет, сейчас я его подберу. Дядька: немедленно отсюда и без дискуссий и, не дожидаясь моей реакции, нервно: ах, не хотите, так получайте тикет - и записывает номер машины. Я пожала плечами, сдвинулась на 30 м. Надо было прикинуться иностранкой, конечно, нихт, мол, моя твоя не понимайт. Беда моя в том, что меня не принимают за свою разве что в Индии. Английские нервные срывы мне - постольку-поскольку (дядька явно был маловменяем), но да, нечего ездить на корсах.

Коллега, оказывается, минут 40 ждал багаж. Я его порадовала, что у нас, скорее всего, штраф. Он, в свою очередь, порадовал, что на службе со всех сторон дерьмо хлещет через край. (Я целых 3 дня в служебную почту не заглядывала.) Ну что за жизнь: дерьмо - отдельно, а латрины - отдельно. Я, в свою очередь, его порадовала, что ему угрожал поезд. Штраф в этом контексте лучше, чем поезд.

Коллега покорен судьбе, я замышляю бунт.
Привет!

alta_voce: (alienor)
Оказывается кильты - не просто себе юбки, а 5 ярдов ткани, и наматываются вроде сари.
Я в подробностях отсняла сегодняшний день и убила фотоаппарат. Карта жива.
Сижу в миле от престола царя Давида и в пределах королевской мили. Привет из Эдинбурга.
alta_voce: (alienor)
Что ж, я прожила этот день, разделяя радости моего нового, поневоле, народа.

Пол, который знает все, сказал, что главное вечернее празднество будет на ипподроме, так и получилось.

Вначале я решила прогуляться до ипподрома и назад, что значило ровненько пересечь старый город: моя ночлежка - на одном краю, гипподром оный - на другом. Потом мне показалось, что ничего, собственно, не происходит. Потом убедилась, что что-то все-таки творится. Потом насторожили повсеместные надписи к духе: "Ты купил билет на праздник факела? Нет? Иди мимо и побыстрее." Оказалось, пускают бесплатно; видимо, в последний момент отменили поборы. Пойти на подобное действо я могла, скорее, за деньги, но вот, пошла затак, да еще и добыла до самого конца, завернувшись в британский флаг - холодало.



Действо состояло в гимнастических экзерсисах (видны на первой картинке поверх спин бобби), разной пиротехнике
Read more... )
alta_voce: (alienor)
Только что видела проход олимпийского огня по Честеру.
Картинки и видео грузятся. Потом могу, если угодно, показать. Но получилось плохо: в этой стране я мелкотня, даже и не пузатая.
Не удалось возвыситься над толпой, зато вполне удалось к ней примазаться и наивно порадоваться.
Я люблю эту страну и рада быть в ней во время важнейших для нее событий, несмотря на весь "пива и зрелищ" незамысловатый их контекст.

Вот пока. Это он, огонь из Эллады. Теперь его будут носить по всему острову еще долго.



UPDATE.
Добавлены фото и видео.
Read more... )
alta_voce: (alienor)
Ехать гулять сил не было, вообще ни на что не было сил. Но все-таки побродила по окрестностям отеля. Они частично с видами и частично с видами на воду.



Дома новые, на многих написано "2012" поверх искусственно состаренных камней. Когда-нибудь кто-нибудь пройдет мимо и уилится "Какой же старый дом". Мир устоит, мир красных и белых роз, и я должна, хотя все это, конечно, начинает чувствоваться не только в ободранных колянях, безнадежно испорченных туфлях и чемоданах.



Я одна разгребаю кучи, наваленные совместными бездельями обеих сторон задолго для меня. Сегодня, допустим, мне пришлось случайно выяснить, что Дуг сдает дела через неделю, а еще неделю назад я случайно узнала, что мы должны забрать дела и у него, а не только в Честере. Дуг же был готов передать дела еще в ноябре. Вот, что я умею делать хорошо: заставить бегать менеджеров, которые до этого были приклеены в стулу. У знаменитого менеджера О. - прострел в пояснице, у пострела. У меня прострела нет, потому что он за мной все равно бы не успел: мне приходится бегать быстрее, чем любому из менеджеров.

Познакомилась с Питом с польской фамилией, которую никто не может произнести, хотя она гораздо проще моей. Такой весь серьезный в бизнес-шмотках мужик лет 60, и вдруг отчетливое золотое колечко в левом ухе. Бывшие хиппи они все. Непонятно только, почему этот удар по корпоративным ошметкам flower power придется наносить мне.

Еще познакомилась с Дейвом, похож на красивого Мики Рурка. Неожиданно, когда я прощалась сегодня, рассыпался в любезностях: все у тебя получится. Видимо, слушал объяснения, вопросы, которые я задаю. Я и не сомневаюсь, что получится, но не хотелось бы на этом остаться без ноги или без последней серьги.

Меж тем, повсюду - на сайтах, на радио, подводятся итоги конкурсов "Королева в моей жизни". Душа монархиста не может не ликовать устало. На Her Majesty бриллиантовом юбилее, 3-4 июня, было бы покрутиться интересно. Возможно, я это и сделаю.

Read more... )

Оставайтесь с нами. Конца эпике пока что не предвидится.
alta_voce: (alienor)
Я подозревала, что нужное мне место - status in stato, но древо жизни, знамо дело, распустило бетонные побеги до пределов уже немыслимых и необозримых. Насчет корней ничего не скажу, оно же еще и летает.

Я относительно легко нашла главную рецепцию, куда должна была явиться. Там, действительно, меня ждали, выдали два баджа, для меня, другой - для коня, вручили схему и езжай, сказали, гуд лак.

Меня сразу пропустили через какой-то барьер, и тут началось. Какие-то бесконечные замысловатые гектары, город будущего или прошлого, с огромными, беспорядочно нагроможденными сараищами производства и инженерными избушками на курьих крылышках. Когда я остановилась в первый раз и попыталась понять, где нахожусь, проходившая мимо дама сообщила, что я въехала не в те ворота и мне надо вернуться. Оказалось, я нахожусь на маленькой, второстепенной территории, а есть еще большая и главная, туда-то мне и надо. На маленькой территории - около 25 автобусных остановок (там есть внутренний автобус, конечно), сколько на большой - не знаю. Наверное где-то под кустами валяются трупы заблудших, но я ничего, выжила. GPS теперь стоит на нужную точку, правда для него вся зона - бездорожье, карты нет. Посмотрим завтра, надо встать на час раньше.

Оупен-спейс, где сидят почти все местные контакты - новый челлендж. Такого я еще не видела. Здание выглядит небольшим на фоне заводских цехов, но внутри - Кафка полная, необозримый лабиринт кьюбиклов, по которым проползают наощупь сотрудники своими кротовьими тропами. Идея прямой линии отсутствует напрочь. Вязь, руны. Если пройдешь квест и доберешься до сортира, обнаруживается инструкция из 6 пунктов по мытью рук и увлажняющий крем для рук в коммунальном ведерке. Видимо, духам надо, чтобы все это было описано в хорошем романе.

Не Дух, но Дуг, который передает мне местную часть гнили, чрезвычайно колоритен: немолод, одноног (ходит на протезе), весь татуирован, с феньками на левом запястье, никакого бизнес-кода, конечно. Породистая презрительная рожа, слегка верблюжье-орлиная, и надо же - программер. Собственно, Англия придерживается других приоритетов в области информатики: программером быть незазорно. Когда мы с Дугом хорошо посидели, а потом понадобилось встать, он схватился с неприкрытыми охами за присутствующую ногу. Видимо, нехороший процесс распространяется и на нее. Пожелаем Дугу здоровья. Не могу не оценить класс. Правда, он все-таки меня бросил на время обеда, ничего не порекомендовав, и я сама нашлась/прорвалась в кофе/шоп (нет, это не Амстердам), в котором продаются бутерброды, бананы и кроссворды. Все это фактически в соседнем оупен-спейсе.

Я пока еще на двух ногах (ТТТ) и на колесах, поэтому вчера позволила себе погулять чуть-чуть по Бристолю. Город, как известно, не самый прекрасный, но пару картинок все-таки покажу. "Внутренних" съемок с территории Х, по понятным причинам, не будет. А сегодня выбралась к морю, в два викторианских городка. Ветрено, 10°. Сдуло с променада, а он красивый. Наверное, приятно по нему гулять в хорошую погоду. Впрочем, подозреваю, что хорошая погода была сегодня.

Открытую церковь найти не смогла. Сегодня 26 лет со дня смерти мамы. 26. Не скажу, что это было вчера, и даже не скажу, что со мной. Просто сквозная рана откуда-то есть, там, где должно быть сердце, вот всякие чуждые ветры сквозь нее и просвистывают. И хоть бы что.

на побережье


еще Бристоля и моря )

Profile

alta_voce: (Default)
alta_voce

September 2017

S M T W T F S
      12
34 5678 9
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 02:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios