alta_voce: (Default)
Самая впечатляющая из италианских руин, не исключая Помпей и Геркуланума. Красивейшие заброшенные палаццо. Половина домов старого города необитаема. Где-то двери забиты досками, а где-то и так не откроются, подпираемые изнутри грудами мусора.

На готовых отвалиться балконах кое-где сидят донны и не помещаются. Полдонны – на балконе, вторая половина – в недрах казы. Те донны, которые бы поместились, на балконах не сидят, а носятся по улицам за своими бамбини.

Это один из важнейших центров Великой Греции. Основан Тараном, сыном Посейдона. В память о последнем стоят две дорические колонны, которые не так легко локализовать сквозь солнечный цвет и поднебесный хаос.

Здесь, раз уж гуляется по французским путеводителям, умер Шодерло де Лакло. Бедный буржуа во дворянстве, вырвавший у псевдо-верхнего мира его альковные тайны и умерший от дизентерии, что ли, в неинтересной ему глуши.
Шодерло был бонапартистом, и могилу его разорили верные слуги Бурбонов. Но нам нужно не кладбище, нам нужна модель мира, и она здесь есть.

Там где нет разрухи - есть промышленность, коей загажены морские горизонты.



Там, где разруха обуздана, получается стандартный urban decay на итальянский лад.



За мной, в трущобы! )
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Очень праздничный город и своеобычный. Ощущение бесконечности присутствует (город существует чуть ли не с дотроянских времен), но оно легко, как и духи места, несмотря на серьезность истории.


Архитектура, не только итальянская, следует натуре: если поблизости много камня, пестроты в городе будет мало. Камень слишком благороден, чтобы его штукатурить и красить. Таковы Иерусалим, Париж, Бордо, и Лечче - такой же.


Pietra leccese - мягкого желтоватого оттенка, под солнцем сияет золотом. Камень легкий в обработке, хрупкий. Барокко ведет себя по-южно-итальянски, фантастически преображаясь от ветра, времени, взгляда.

Римский слой


гулять )
alta_voce: (Default)
16 июня

Топоним происходит от слова "гидра" и, действительно, вода повсюду.



В кафедрале - рециклированные языческие колонны, ослепительно прекрасные напольные мозаики и богатые числом черепа - срубленные головы несогласных обратиться на восток горожан. В 2013 г. все они канонизированы, что заставляет размышлять, чем они занимались между усекновением голов и канонизацией.

Последний оплот Византии и сохранилась византийская церковь - маленькая и запрятанная в лабиринте улиц.

Дополнительный слой: Отранто - место действия первого готического романа (англ., рус.)

Арагонский замок, место действия романа.



картинок )
alta_voce: (Default)
16 июня

Приятно, когда люди живут своей локальной жизнью, не ориентируясь на всемирные масс-медиа, не имея гиперамбиций, не стремясь попасть в историю. Но когда это происходит в центре мира, возникают очень двойственные va et vient чувства.

Две девушки, явные сестры. Не как с греческих ваз, напротив: вазы с них. Носы такой длины и орлиности, что расположение глаз уже не важно – все как на вазах.

Современный пеплос – это драные вдребезги джинсы. У той, у которой нос чуть длиннее, дырок чуть больше.

alta_voce: (Default)
15 июня

Рыжий котик Фокаччио прибился к дому, требует еды. И получает свежекупленные крокеты местной марки. Свезло так свезло. Мурлычет на поленнице. Но мы уедем уже скоро. Он опять останется на красных холмах, где растут только оливы и фиги, где нет даже воды. Стоило ли приручать? Сегодня он выжил.

Как-то так и нужно жить: постоянно, смотреть на море сквозь ветви олив. Такие мгновения легче размазывать на вечность. Что не значит, конечно, что недозволенное счастье не нужно хватать урывками, избегая моментов когда под руками какой-то текст, или младенец Виттория (una bellissima bambina italiana) резвится на руках.

Море, склон, конь, олива, красная сумка и - найди кота!
alta_voce: (Default)
Два маленьких городка неподалеку от Левки. Не обошлось без разочарования - ничего особенного. Теперь смотрю - все верно, Италия она и есть Италия.

Спеккия. Palazzo Protonobile. Ни души. Ни нобилей, ни черни.



Read more... )
alta_voce: (Default)
13 июня

Кали Полис, прекрасный город греков и сегодня вовсе не плох и существует в своих исторических пределах, потому что это остров, соединенный с континентом мостом.

Особых древностей здесь нет, но пейзаж хорош и, как уже сказано, время здесь идет быстрее.

Кастелло ,порт, вода



город и море, расслабленно )
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
12 июня
Санта Мария ди Леука
Trecaso

Гранатовое мороженое в кофейной чашечке (espressino freddo), забытый апельсин за каменным забором (вырос со стороны улицы, а не сада). Ветер, омнипресентная соль. Край земли.
Здания 17-18 вв. выглядят как тысячелетние. Время движется быстрее.
Каблук, который пытались отломить сарацины. Местами (пре)успевали обратить насильно в ислам.

Кажется, удалось смириться с барокко – немыслимый поворот. Местное, суровое барокко из слабого, податливого местного камня, покрытое естественными ранами-узорами, гораздо причудливее предусмотренных стилем завитков, явно впитало и византийскую коварную изначальность, и еще много местных доримских, догречесих поворотов. На этом фоне некая сусальность интерьера выглядит как отдых для глаз, стабилизация, не-упадок.



край земли многолик )
alta_voce: (Default)
11 июня

Наконец приземляемся в аэропорту им. Кароля Войтылы (sic!)
Долго едем в Той Йоте по штопаной дороге. Но день по июньски просторен; море все еще прекрасно видно поверх пиний и, хвала Церере, олив. Самый низ каблука, его великогреческая набойка. Здесь край империи – настоящий, официальный. Многие вещи показательнее именно на границах. Глухая провинция есть иллюзия.

Я не знаю, что у меня в ДНК, догадываюсь, что очень много чего. Новомодные теории – следуй, мол, за своими генами, и будет тебе могучее физическое и ментальное здоровье – радуют кондовой правильностью, но и цивилизационная, приобретенная или инкарнированная наследственность очень важна. Она есть не у всех, она накапливается от воплощения к воплощению, если не происходит зануления, если удается пойти вперед, если тебя не распыляют за бесчувственность и слепоту.

alta_voce: (alienor)
10 июня

Дорога предстояла долгая (рейс был из Пари-Бове), но образ круглой красивой пиццы вел за собой. Нет, конечно, в Италию ездим не за этим, но в день путешествия – это и причастие, и то единственное, на что остаются силы. Так получилось, что пицца на нас свалилась гораздо раньше, чем планировалось. Буквально прихлопнула по голове.

Из всех актуальных французских бесчинств мы не поймали только наводнение.

Было:
- манифестации на рельсах перед нашим поездом: одна в Пуатье, а другая в Шательро;
- подозрительный объект в метро (подрала сумку на неработающем эскалаторе, выбираясь со станции);
- пробка перед носом такси, рядом с федерацией футбола. Таксист: «что ж вы хотите, вы же знаете, что за день» (начало чемпионата), но нет, то была авария с составлением соответствующих страховочных документов посреди дороги;
- хотя футбол, конечно, чувствовался;
- пробка перед левым поворотом на входе автобусной остановки в сторону Бове.

Все бы ничего, если бы рейс не перенесли на 15 минут вперед.

Когда мы сели в пиццерии (отменить один отель, заказать другой, перенести резервацию машины и пр.), самолет еще был на земле. Но когда подали пиццу, уже, видимо, взлетел. Странно было смотреть на пассажиров, успевающих на другие рейсы.
Город Бове оказался не вполне пуст, несмотря на бомбежку 1940 года. Смысл ночевки в нем, кажется, свелся к тому, чтобы взглянуть на бородатую распятую святую. Почему ее почитают в этой глухомани? Нет ответа.
Другая святая тоже порадовала. Мощи ея знатно защитили город во время осады города Бове какими-то злобными соседями. А действовала святая посредством горожанки по имени Jeanne Hachette – Жанна Топорик. Не совсем понятно, фамилия это или прозвище, но враги были порублены в щепки.

Grosso modo, денек получился бы забавный, если бы не беготня, потеря денег и грипп в расцвете.

Так выглядело начало прогулки, гармонирующее со всем происшедшим в первой половине дня.



подробно гулять по Бове, раз уж такое дело - не без неожиданностей! )

Кажется, чуть ли не вывалившись из самолета, мы попали в идеальный, тайный матриархальный мир, припудренный для маскировки, а не для кокетства ради.


Спасибо за долготерпение.



А еще в городе есть лепрозорий. Навестим, когда застрянем в следующий раз.
alta_voce: (Default)
Не прошло и трех месяцев, начинаю разбирать италианские записки.

Итак...

9 июня 2016


Пролог на небесах или подальше случается той самой ночью, когда М.В., коего трудно заподозрить в базовой спиритуальности, убедил, что нам следует непременно послушать Папу Войтылу, и мы направились в какое-то заведение. Путь пролегал по вымощенной камнем дороге, стремящейся вверх все круче. Последний участок мы ползли на четвереньках, хватаясь за камни. Они были небольшие и выпуклые, хорошо ложились в руку. Ноги соскальзывали, руки нет.

Место, куда мы явились, оказалось одной из проекций Ватикана. Никакого рокко-барокко; сурово и темно. Папы не было, мы опоздали, а было что-то вроде посвященной ему экспозиции. Запомнилась крышка гроба в качестве одного из экспонатов. Черная, со скромно-серебряными узорами. На дешевом полу – бумажка с пояснениями, но, собственно, она не нужна. Чей гроб сегодня пуст, было ясно из воздуха, из шепота, из всего.

Мы вышли во двор, где обнаружился гигантский нанди из черного гранита – священный бык Шивы, наискось глядящий на храм в сторону входа. Недвижный скособоченный нанди порадовал еще больше, чем крышка пустого гроба.
Вначале показанное смутило; подумалось, что католическая церковь окончательно вышвырнула меня вон, но вскоре стало понятно: нет, отнюдь. После того, как гроб опустел, кого, собственно, считать католиком?
Troppe cose non sono chiare.

Идея двойной смерти стала мне понятна из подобный видений уже давно, но тогда это было связано с родителями. Жизнь, которую помнят выжившие, закончилась окончательно. Не жалей, не зови, не плачь, все закончилось, и чем меньше будет памяти, тем лучше для всех. Это можно называть воскресением, инкарнацией и пр. Но для того, кто остался, это все-таки смерть, окончательное исчезновение. Никакого ожидания в укромных пургаториях, никаких негоциаций с властителями тьмы. Память затерта. Все.
alta_voce: (Default)
Иерусалим неторопливо перестраивается в Вавилон, оба космичны. Мысль успевает взлететь на летающей тарелке, парящей над верой, писаниями, камнями, умильно усмехающимися оперетке.

Рушащийся зиккурат становится стройно-вертикальным и, кажется, вот-вот исторгнет космический корабль.

Оранжировка специфична, ритм порой едва не проваливается в танго и уж точно заставляет вспоминать о салонах 19 века. Постмодерн, в хорошем смысле термина, понижает жанр, но знает, что дно твердое, и от него всегда можно оттолкнуться. Профанация, доведенная до логического конца, сакральна.

Это действо, смысл которого – разрушение торжественности во имя созидания ея же.

Для иллюзии нужна лишь идея иллюзии да немножечко блеска.

У цикад – свой хор, стихийный. Прямо на арене, среди людских толп.

Италианскую матрону и тут можно обнаружить как одну из основ мироздания. В верхних ярусах, чтобы подешевле, потому что это будни, среди шумящих юных иностранцев и прочего хаоса, они сидят на своих мраморных лавках, как сидели всегда. Их лица искажены поколениями хаоса, спины наполовину скрыты специальными, для Арены, накладными стульчиками, но правильные нос, осанка и выражение нет-нет да проступят. Плановые улеты в космос гарантированы.

Опера в опере – не то. Опера в гигантском кратере – легкомысленный космос. Чем был кратер без оперы, мы, варвары, можем только догадываться.

Шаманский бубен - прекрасный звонок. Некто, пола, неопределимого под многослойным пестрым нарядом (значит, скорее всего, женского), выходит на авансцену, изворачивается в картинную позу и... слушайте те, кто слышит.



несколько невнятных телефонных иллюстраций )
alta_voce: (Default)
Под конец жизни, лет явно меньше 60, и незадолго до моего рождения, бабушка обратилась к вере, начала ходить на мессы и затягивать прорехи прежней религиозногой индифферентности. Библии в коммуналке не было, увы. Иначе, как знать, мое существование могло стать осмысленным чуть раньше. Но были отдельные листки житий святых, выдававшиеся, по-видимому, в костеле с миссионерскими целями. Из всех запомнился один, начинавшийся фразой: «Swięty Antoni, wielki cudotworca». Помню, что я прочла его сразу же как нашла (читала я лет с 3-х), но ничего не поняла, а бабушка комментировать отказалась. Таким образом, все нижеизложенное будет, видимо, запоздалыми комментариями к маленькому эпизоду из детства. Это не универсальный, но заметный жанр. Почему я никогда не пыталась выдать себя за галахическую еврейку, пренебрегая практичными советами? Вот, в частности, поэтому.

Падуя

В Падуе Антония называют просто "святой", без уточнений. Basilica del Santo, via del Santo etc.

Basilica del Santo, клуатры )

Базилика огромна, гармонично эклектична, и – чудо! открыта во время сиесты. Я здесь во второй раз, но почему-то именно сейчас вспоминаю бабушкин листочек. Перелистываю миракулы (воскрешения, билокации, младенец Иисус на руках) ,и оказывается, что одно из самых важных чудес – проповедь рыбам – вершилось в Римини, где было много, много еретиков, то есть, по-нашему, катаров. А мы как раз туда и едем. Катаров нет, посмотрим, как с рыбами.

Пока же обдумаем житие. В нем много странностей и много обычностей. Главная обычность в том, что единожды найдя свой путь, будущий святой в некотором смысле застывает в развитии, распространяя свою деятельность вширь (нарастающее количество чудес), а не вглубь или, если угодно, ввысь. После этого собственно человека имярек можно из схемы изъять, святость концентрируется в нужном месте сама по себе. Никаких инициаций. Поэтому, в частности, святой может умереть молодым: возраст ничего не меняет. Смерть, собственно, тоже.
Св. Антоний был португальцем, в Италию попал случайно, т.е. по божественному провидению. Умер 35 лет от эрготизма – болезни, вызванной спорыньей, в той ужасной ее форме, когда все тело превращается в сплошную гангренозную рану. Во вскрытой через некоторое время гробнице обнаружились нетленные голосовые связки и язык. Почему-то хочется оставить эту смерть и посмертие без комментариев.


Римини

Оказывается, чтобы попасть в Римини, нужно пересечь Рубикон. По этому поводу на главной площади города имеется Джулио Чезаре. Стоит, правда, ничтожно сбоку, хотя раньше явно красовался в центре площади, на пьедестале, повествующем об оного Рубикона пересечении. Действие, как показывает опыт, обратимое, тем более, что Рубикон ныне – скорее идея и фикция, чем заметная aqua. Римлянин, будь он первый иль последний, пересекающий Рубикон четное количество раз, имеет право растекаться мыслию по кругу.

Джулио и К° )

Но вначале все-таки обрадовал Антоний, еще в Падуе научивший тому, что видеть пошлый курорт за пошлым курортом вовсе не обязательно. Уже в Римини пришлось пересечь еще одну реку, поэфемернее Рубикона. Имя водоему - Мареккия. На берегу этой реки св. Антоний и проповедовал рыбам. (Св. Франциск - птичкам, а Антоний – рыбкам).

Животные нас понимают, а мы их нет – следует отсюда как минимум. Проповедь призывала рыб восславить Господа, создавшего их в этом обличьи. Возможность переродиться хотя бы собакой не рассматривалась, но стоящая проповедь всегда остается в настоящем. Важно вот что: это те самые рыбы, что плавали во время потопа.

Вид забетонированного, безнадежно сухого русла, конечно, обескураживает. (Жалко допотопных рыбок.) Повторно пересечь его случилось ближе к морю, и бетон оказался слегка прикрытым водой, видимо, просто морской приливной. Рыбки бы уместились.

Помимо перечисленных аттракций, в городе обнаруживаются изрядный замок семейства Маллатеста (с головами у них было, возможно, средне, но замок искупает) и часовня св. Антония, которую можно было и не обнаружить, если бы не миракулы.

На часовне с одной стороны - св. Франческо ди Паола - персонаж, знакомый благодаря универсальному методу извозчика, но не совсем понятно, к чему он здесь. Допускаю, что ошибка декоратора. Св. Франциск Ассизский был бы более уместен.
С другой стороны – осел (подругим сведениям - мул), предпочевший просфору обычному корму. С ослом не все однозначно. Книга чудес говорит, что осел был тулузским. В Римини, похоже, его считают своим, с чем соглашаются некоторые жития.

осел и рыбки )

С ослом (или мулом опять?), кстати, связано первое посмертное чудо. В момент смерти Антоний явился одному из дружественных церковных иерархов и сообщил, что оставил осла дома и собирается поехать на родину. Иерарх заключил, что речь идет о Португалии, но впоследствии выяснилось, что речь шла о Царствии Небесном, а ослом Франциск Ассизский и его ученики обычно именовали бренное тело.

Ослу бы все идти по кругу, но он, возможно, зряч.

Постскриптум 1.

Институт канонизации вроде бы и сродни деификации, но на самом деле в корне противоположен. Деификация отсылает на небо, канонизация привязывает к земле. Нетленные мощи, а даже и тленные, навеки приклеивают эту конкретную аниму к этому конкретному телу и разрывают круг сансары достаточно вульгарным образом. Пока не случится крах и забытье.

Постскриптум 2.

Жития надо не только перечитывать, но и переписывать. Даже наивное апологетичное издание заставляет задуматься, а если описать все "как было на самом деле"?

Это мог бы быть интереснейший исторический проект, "Новые жития святых". Я бы рада участвовать и, если угодно, руководить, но одна не потяну; у меня много проектов и мало всего остального. Речь идет о развернутой архивной работе, попытке выделить из простеньких религиозных текстов рациональное зерно и попытаться восстановить облик святых. Где обман, где вранье апологетов, где сила веры, а где непознанное и непознаваемое, белая и черная магия? Малыми шагами можно навести хотя бы классификацию.
Впору набрасывать бордоскую программу для потомков. И речь идет не о коболе.
alta_voce: (Default)
С поэтической улицей получилось интересно.



Приятно, конечно, что в славном городе Б. одна из основных улиц носит такое название. И остерия - тоже хоть куда.

остерия )

Но, оказывается, Поэти в данном случае - имя собственное. Никколо Поэти - так звали богатого горожанина, по имени которого названа улица.

Здесь начинается самое интересное. Дом (или, скорее, палаццо) Никколо Поэти выстроил Аристотель Фиораванти. Надо полагать, до постройки Кремля, ибо умер он в России.

Read more... )

К слову, мы случайно познакомились с местным ортодоксальным попом. Звать Дионисием. Загляделись на церквушку все в том же квартале, поп с парой молодых прихожан стоял рядом, пригласил внутрь. Небольшая, но вполне греческая община, говорит, существует. Спросил, откуда, пригласили. Неплохо бы, чтоб приехал. Люблю потолковать со служителями культа.

внутри ортодоксальной церкви в Болонье )

Такие получились культурные экивоки посреди провинциального города Б., знаменитого плащами и макаронами. Профессиональный журналист, возможно, прошелся бы на тему, что сакральное отношение к поэзии в России, возможно, инициировано поэтическим палаццо из Болоньи. Но есмь культуролог, а не журналист, то бишь певец вечности, а не дня, и скажу другое.

Любая, видимо, цивилизация заимствует свои базовые, центральные символы из частностей цивилизаций постарше. На то нам и знание истории, и интерес к ней и острый глаз, чтобы находить эти связи. И да, разумная цивилизация до конца занимается эвокацией, а не негацией. Конец-то, в любом случае, неизбежен, но во втором случае он гораздо ближе.
alta_voce: (Default)
Только вернувшись из Италии, добрались до выставки, которая началась уже довольно давно.



Это, как обычно, перегруппировка и осмысление имеющейся коллекции, ибо ввозить что-нибудь этакое наш провинциальный музей может позволить себе не часто. Ну и ладно, пусть делают правильные закупки.

Оказывается, в 1987 г. здесь уже была выставка, представляющая местную итальянскую коллекцию, которая вовсе не плоха (есть Тициан, Веронезе и пр.) (Где мы были в 87-м? Второй самый кошмарный год после 86, хотя мы тут, конечно, об искусстве ради него самого.)

У нынешней выставки концепция пошире, покультуро, не побоюсь этого слова, логичней. Представляются не только итальянские картины, но и работы иностранцев, в частности, бордолезцев, переосмысляющих Италию и итальянское. Тема берется широко, как символ классики в целом: античные, вообще говоря греческие сюжеты тоже включены. Не обойдена вниманием и вторая, гораздо более поздняя классика: северный, голландско-фламандский взгляд на юг.

Следует признать, хорошему пейзажу нужны руины. Это грустно, но хорошая цивилизация вырастает на фундаменте предыдущей, а стен не остается, увы. Спасибо, что есть фундамент.

Преемственность, наследие, радостное ученичество - это проступает повсюду, и это важно. Пастушок Джотто, допустим, в мастерской Чимабуэ (Жюль-Клод Зиглер, 1804-1857). Пастушество - занятие куда более классичное, чем живопись, но иногда все-таки верх и низ должны меняться местами.



В 19-м веке было еще очень принято ездить в Италию с покаянными целями. Рим выглядел вот как: Колизей и форумы, никаких билетных будок.

Read more... )

San-Marino

Jul. 22nd, 2015 05:08 pm
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Список карликовых государств Европы завершен посещением Сан-Марино. Неожиданно очень понравилось. Достаточно отзывов, трактующих Сан-Марино как пустой курьез, пошлую игрушку.

Меж тем, виды прекрасны, особое чувство полета как от концентрации государственности (= все-таки банальности) в одной отдельно взятой точке, так и от особости этой точки присутствует, но дело не только в этом.

Сан-Марино - государство, возникшее на месте поселения анахорета. История вроде бы и обычная: отшельник селится в пещере и оная быстро обрастает адептами, монастырями, постоялыми дворами и постепенно превращается в бойкий торговый город, встраивается в систему.

Мало того, что св. Маринус стал, возможно, первым из таких анахоретов (примерно 301 г.н.э.!), создал прецедент и задал моду, так еще и вместо города возникло суверенное государство, отделенное от всего мира и живущее под девизом "свобода". Чтобы оценить, насколько уникален такой опыт в истории, достаточно представить себе независимое государство на месте какого-нибудь Сант-Эмильона.

Это параллельный мир, не лучше и не хуже оставленного, но позволяющий взирать на него с высоты горы Титан.

(картинки следуют)
alta_voce: (Default)
"St. Anthony was preaching in Rimini where there were many, many heretics."
(the book on St. Anthony's miracles.

Есть неплохие шансы, что сегодня прибудут еще двое.
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Это последнее, что я покажу из италианского путешествия июля 2014. Есть много еще прекрасного: папские и пр. виллы, лимоны размером с ладонь, городки, нахлобученные на холмы, муралес и руины, первоначально сходившие за ганнибаловы. Но - все, время вышло, позади почти полгода, стоп. В Италии надо все-таки, похоже, жить или хотя бы живать, причем вовсе не обязательно в Риме.

Итак, "Саркофаг ныряльщика" из Пестума, растиражированный в качестве символа музея, и, пожалуй, заслуженно, хотя в музее и без того много хорошего. Начнем сразу с главной картинки.



Казалось бы, все чинно и радостно: молодой человек действительно ныряет, он ясноок, как убеждает нас телеобъектив, и лицо его радостно.



Тонкость в том, что молодой человек ныряет, но, похоже, не выныривает. Это последнее из серии изображений на стенках саркофага.

Пункт первый. Пир. Наш, следует думать, герой, единственный безбородый, в правой паре. Read more... )
alta_voce: (elche)
Разобравшись с Провансом, попытаюсь хоть как-то систематизировать италианское.

По пути из Калабрии назад в Неаполь мы долго тряслись по кочкам на дрянной машине, городки были перекрыты из-за базаров, gps загонял в дикие горы. В итоге путь, рассчитанный на 3 часа, занял почти вдвое больше. Когда мы наконец подъехали, и за забором замелькали колонны, оказалось, что квест не закончен. На входе восседали бесполезные и важные синьоры, отправившие за билетами подальше - на другой конец археологической зоны - за полкилометра. Купив билеты, пришлось возвращаться назад, к синьорам, ибо вход все-таки возле них. А дальше нужно было, собственно, наслаждаться руинами. Все под палящим солнцем. В музей идти я зареклась, ибо нужно было еще доехать до Неаполя. И въехать в него. И запарковаться на крыше. Но, к счастью, руины взбодрили, меня хватило и на музей, о котором поведаю отдельно.

Итак - Пестум, он же Посейдония. Всякий, кто читал Via Faтi, знает, что для меня значит этот топоним. А значит он следующее: нужно поторапливаться с новыми романами, очень серьезно поторапливаться, несмотря на всех мелких и крупных бесов, ибо пространство старых текстов и расширяется, и, одновременно, давит.



Колония, как следует из названия, греческая, потом - лукане, потом - римляне (история хорошо изложена в вики). 3 впечатляющих дорических храма - греческие и сохранились благодаря череде обстоятельств, первое из которых самое любопытное: последующие насельники места не использовали унаследованные строения и не рушили их - они их закапывали и строили поверх. В итоге искусственный холм благополучно просуществовал до 18 века, в котором и был случайно обнаружен и раскопан. Рационально я не возьмусь объяснить это "строительство поверх", цивилизационно же - вполне: изучи и сохрани предыдущее, сделай его фундаментом для своего, оригинального, и стремись вверх.

Еще не разрыртый холм был кругл и напоминал непомерно огромный каирн. В Ирландии, к слову, в долине Бойне, занимались тем же самым - закапывали унаследованное/отвоеванное и строили поверх. Так что, по части отношения к предыдущим цивилизациям, нравы гэллов и римлян схожи. Последующие варвары занимались примерно тем же - кажется, принцип достаточно общ, но займемся пока Посейдонией.

На первом плане - первый храм Геры, на втором - второй. Мегале Эллас в количестве, для ценителей )
alta_voce: (Default)
Немало мозаик и лучшие бытовые находки из Помпей вывезены в Неаполь. В Помпеях от этого грустновато, но, с другой стороны, если бы дома были еще и со всем содержимым, то пришлось бы там поселиться дня минимум на 3 - пространства огромны. Так что все, как водится, к лучшему. Особых комментариев тут нет, это просто мозаики из Помпей. Мастерство - да, тонкость исполнения - да, кусочки крошечные. Но главное - в том, что перед нами случайно уцелевшие артефакты из случайно уцелевшего провинциального города. И опять становится грустно.



целиком )

Среди прочего именно в Неаполе выставлена знаменитая помпейская мозаика, изображающая битву Александра с Дарием. По новейшей теории эта мозаика вовсе не была уникальной, а существовала во множестве копий, снятых с живописного оригинала. Представлена даже картина-реконструкция, фотографировать которую я почему-то не стала.

Гипотеза остается гипотезой: двойники мозаики пока что не найдены, не говоря уже о предполагаемом оригинале. Если же гипотеза верна, ergo, портрет Александра, при всей его схематичности, можно полагать относительно достоверным; во всяком случае, гораздо более достоверным, чем если бы он был плодом фантазии одного отдельно взятого провинциального мозаиста.

Он ужасен, лик его прекрасен. Read more... )

Profile

alta_voce: (Default)
alta_voce

September 2017

S M T W T F S
      12
34 5678 9
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 02:30 pm
Powered by Dreamwidth Studios