alta_voce: (Default)
Вторая неделя на новом проекте. Все еще хуже, чем обещано. 32 программера, как есть, на посту. Но ничего не сказано про как минимум полстолька аналитиков. И вот сидят они такие, в джинсах, одни мужжики. Приходит фифа, непонятно откель, в платье, к тому же иностранка, с жестким акцентом, первоначально проходящим за легковесно-италианский. Ну и варяги нам зачем и енти персиянки?

50 человек в подчинении. Я не менеджер, я мозг. Если я эту хрень завалю, шарашка реально потеряет миллионы. Мне совестно все-таки.

Я в очень хорошей форме, ТТТ. И вот какие бесы мне подстроили ЭТО?

bye-bye

Jun. 29th, 2017 04:47 pm
alta_voce: (Default)
Распрощалась с коллегами. Чищу служебный комп. Так мило и трогательно. Столько хороших слов. Катарсис.
На новом проекте, к большой своей радости, буду работать с ЖП - другом по демонтируемой Церере. Он - лидер со стороны банка, а я - со стороны шарашки. Но главное в этом - постоянный рогот, когда мы находимся в одном помещении. Правда, пока будем на разных пустырях, но договорились работать в этом направлении.

Надо писать сюда больше. И совсем не о шарашке. О самых главных делах можно повествовать, правда, только эвфемизмами. Но на что я романист?
alta_voce: (Default)
Тяжелый неожиданно период, но, наконец, все понятно. В частности, что значила та авария, в которой я чудом уцелела. И почему именно Румыния и Испания. Бесы окраины так атакуют и подобрались, увы, очень близко.

Поэтому кое-что морально, эстетически и, разумеется, логически не объяснимое тоже стало ясно: нет ни тупости, ни подлости, а есть подмененная сущность.

Обряд экзорцизма бы кое над кем провести, но пока не знаю, нужно ли мне это.

Мои духи, по счастью, сильнее. Ум ясен и тверд. Тексты продвигаются, несмотря на происки духов поменьше, болотных, кривых. С понедельника начинаю новый проект в шарашке - огромнеийший. Посулили, что буду его единоличным мозгом и 32 программера на побегушках. А я, стало быть, с ними тетка их морской. Брехня, наверное, что будет там на деле покажут дождь и зной. Но мой сурок со мной.
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Сегодня в шарашке раздалась пожарная тревога. Ладно, выходим по винтовой, воскуриваем, чтобы уж подкрепить, как случайно оказавшаяся рядом коллега заявляет: "О, а ты тут?! Говорят, что ты заболела, и тебя не будет целый месяц".

О том, какими путями идут слухи и насколько они достоверны, уже все сказано. Я же усмехнулась и уверила коллегу в том, что а) не дождетесь и б) я-таки предупредила, что в январе меня не будет почти целый месяц, потому что я еду в Индию.

Коллега неожиданно спрашивает: "Куда в Индию?" Такие вопросы обычно не задаются, потому что, в сознании обывателя, Индия - большая черная недифференцируемая дыра. "Мадрас, - отвечаю, - туда-сюда. А у тебя есть опыт?" - "Нет, - говорит, - но надо бы. Мой друг живет в... Ауровиле." Ну что ж, сапиенти сат, для прочих найду свои путевые заметки позже.

Но когда до обитателя крошечной утопии на краю света одно французское лобызание в щечку - это все-таки сильно.
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Разных банковских операций, понятно - сотни и тысячи, и среди них есть и такая: воскресение. В буквальном смысле. Клиент умер, и надо закрывать его счета, передавать наследникам и т.д. И вдруг - чудо! чудо! воскрес.

à la russe

Sep. 9th, 2016 05:48 pm
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
На новом проекте впервые за годы ежедневно общаюсь с выходцем из старой русской эмиграции.
В связи с этим - две истории.

1.
Деду А. в 1917 было 17. Происходящее ему сильно не понравилось и, воспользовавшись южной географией, он вскочил в первый попавшийся турецкий корабль. Read more... )


2. Читаешь ли ты по-русски, спрашивает вчера А.

Хм, кажется, этот вопрос уже обсуждался. Немножко, отвечаю истинную правду: одна книжка, что я сейчас читаю, по-польски, другая - по-французски, но свою писанину все же приходится перечитывать.

Можешь ли перевести мне статью?

Хм, это уже работа. Но ладно, любопытно же, что за статья. Политика? Культура? И мне открывается новый/старый мир. Read more... )

Остается разве что постскриптум.

Ночью мне снился АЛЖИР. Бабушка, у которой выкачивали кровь, в буквальном смысле. Фронту нужна кровь.

Проснулась в слезах, хотя мне абсолютно не свойственна плаксивость.

Где была я, чтобы ее защитить? Где была я, чтобы сказать: не связывайся с дедом, беги! Беги, я готова не родиться.
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
У П2 на каждой руке - по браслету П., на каждом есть еще место для новых брелоков. Неожиданно богатый ассоциативный ряд - от того, что где-то есть простая жизнь с удвоенной любовью к стандарту, и до самой Индии.

МЖ носит каждый наряд ровно по 2 дня. Пока не повторялись.

П1 говорит, что нарядами не интересуется. Похоже, правду говорит.


Б. - маленькая, кругленькая, седая, очень робкая - всегда в огромных Т-шертах условно-болотного цвета. И вдруг как-то пришла в пестром - в яркие крупные цветы. ЖП говорит "Хорошо выглядишь". Расцветка, и правда, освежающая. Б., робко : "Мне все сегодня делают комплименты. Видимо, из-за одежды." ЖП: "Да, тебе очень идет этот верх, верх от..." - "Пижамы", - дополняет П1. Бедная Б. принимает оттенок самых ярких цветов своей пижамы. Остальные вежливо давятся смехом. П1 - очень воспитанная дама, никто от нее нее такого не ожидал. Незаинтересованность модой, заметим, имеет нижний предел.
Конечно, пестрая пижама теперь навеки упрятана в недрах квартирки Б. на выселках.

И внеодежное, но все еще поверхностное. У Ж. - косичка, челка и куча татуировок в видимых местах - рисованный браслет и завитки в индийском стиле. К этому - недавно замененный плечевой сустав. Говорят, шрамы хорошо маскируются татуировками. Когда Индия не проникает внутрь. А когда проникает - челки отрастают и не отстригаются больше, татуировки не делаются, да и замены суставов, в основном, удается избежать.

Про мужскую одежду говорить не интересно - хоть в лес, хоть по дрова, хоть в офис - те же рубашки поло.

И о зарождении хаоса. П1 - чистокровная менеджерша, заменит уходящую в другой отдел МЖ. Уже видно, как новая метет лишь бы что лишь бы куда. Здешний мирок выпадает из парности, а браслеты бодро звенят. Буду слушать очередной вздор под аккомпанемент браслетной пары и думать об Индии.
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Эта шарашка еще хранит руины вдохновляющего здания первоначальной информатики - модного занятия модных просвещенных людей. 30 лет тому это ремесло отнюдь не было чем-то вроде сантехники, как это наблюдается сейчас.
Бывшие пассионарии готовятся уйти на покой - те, кого еще не смыла пенсионная волна или другая - похуже. Уцелевшие часто высокого роста, со следами потрепанного благородства на лицах. Как сидели в своих полуразрушенных замках перед черными экранами TSO вместо каминов, так и сидят, радуясь, про перфокарты - йок.
Работают плохо, откровенно досиживают. На вопросы по службе отвечают нехотя и лениво. Зато всегда рады поговорить на отвлеченные темы. Впервые после Тулузы я могу обсуждать с коллегами по шарашке литературу, живопись и - высший пилотаж - историю. (В основной шарашке мне пришлось как-то объяснять, кто такая королева Марго.)
При внутреннем переезде обнажились интересные слои. Мой трофей - вязальные журналы 80-х (низкая пройма, подплечники). Хорошая контора, что ж. Кровати не переставлялись больше 30 лет, а на заре всего здесь еще и вязали.

Здесь можно поймать за хвост непрожитую западную молодость, вдохновляющую не больше, чем уборка улиц от густого цветочного теста - много-много пыльцы и безнадежный дождь.
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Коллега П. рассказывает, что была с семьей в ресторане. Поедались морские гады.

Вдруг одна из ракушек, лежащих на тарелке мужа, раскрывается, выпускает длиннющий язык и начинает пожирать с тарелки майонез. Охреневшая коллега вытаскивает мобилу (приобретенную недавно взамен актикварной раскладушки) и принимается снимать животную.

Смотрю видео. Все так и есть. Язык высовывается во все стороны и уничтожает весь майонез, до которого может дотянуться.

Это теперь ваше домашнее животное? - спрашиваю я. Да нет, говорит П., как-то не догадались помиловать.
Когда ракушку открыли, майонеза внутри не оказалось.
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Весной, когда я явилась в эту шарашку, у доброй половины коллег были телефоны в стиле "пионер раскладушек". Такого паноптикума не видала никогда. Коллеги всяко хвалили своих динозавриков и отказывались обновлять.

Внезапно волна прогресса захлестнула и эту тихую заводь. После долгих изучений и обсуждений все обзавелись смартфонами. Невнятных каких-то марок, но все-таки это, наверное, кульминация.

А вот и развязка: теперь все изучают рынок будильников, потому что боятся держать свои смартфоны рядом с собой, на тумбочках.
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Наденешь шелковые одежды, казенный стул уплывет из-под.
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Проект под названием CERES - это все-таки очень мило.
Тут тебе и Церера, тут тебе и цорес.
Второго больше.
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Если я выживу и выдержу, если удастся уйти из шарашек своими ногами и никогда больше не увязать, они все равно просто так не отпустят. Следует ожидать серию ночных кошмаров, как уже было с лагерями, школой (особенно яркими представали безобидные уроки белорусского языка, от которого я вообще-то была освобождена) и сов. шарашкой.

Я не раз задумывалась, в каких образах предстанет актуальная ситуация. И вот случился первый опыт, без отрыва, так сказать, от производства. Приснился коллега К. - единственный тут подловатый, со склонностью к лести и стуку. Я отошла за кофе, а он взломал пароль и влез в мой служебный комп, и открыл все приватные, не относящиеся к службе окна, все больше кириллические. Я пытаюсь их закрыть, а они все выскакивают, выскакивают, крестики в углах экранов только ухмыляются розовым цветом, все это видят, а К. потирает руки в углу кабинета.

Сон принес и решение: заменить пароль, в котором, на фоне разных закорючек фигурирует Poste на Poczta, и никто никуда не пролезет.
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Неожиданно наткнулась на Эрве - своего поза-позапрошлого RH менеджера. Он уволился 4 года тому, и вот, стало быть, куда подался.

Исхудал до состояния восточного аскета в тщетном ожидании просветления, обзавелся надписью "Армани", полностью прикрывающей сердце или что там у него под надписью, сохранил все тот же сверлящий взгляд гэбиста/комсомольского активиста.

Кажется, когда я впервые отправлялась в Англию, мне достался его раздолбанный Делл, еще до новой Тошибы и до того Делла, который я залила сангрией.

Кажется, я слишком долго живу в Вх и слишком долго рабствую в шарашке. Здесь скучны даже неожиданности.
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
После полудня пропал интернет. Подергала компьютер, переключила провод в соседнюю розетку - ничего. Не то чтобы без сквернословий, я потянула дурацкий десктоп, со всеми его прибамбасами, к изначальной розетке. Интернет возник.

Следует уточнить, что после переезда я обнаружила свой стол спиной к центру офиса, а у вожделенной стенки примостился принтер.

Я - рак и лодырь (в транслите все больше), и решила, что принтер обойдется. При помощи коллег мой стол был перекинут к стенке, принтер - в центр бюро, но подключиться пришлось к розетке поближе, к изначальной кабель не дотягивался.

У коллег, не нарушивших диспозиции, все работало, и вывод был ясен: отключили ничейные интернет-розетки. Нужен был или очень длинный провод или явка с повинной. Провода не было.

Служба поддержки расположена, кажется, в Лионе, но местный умученный сисадмин О. явился довольно быстро. В основной шарашке сиадмины - татуированные мачо, а тут они вежливые, ругани не было. О. сказал, что розетки никто не отключал. Фигня снова стала непонятной.

Как только обескураженный О. засунул провод в ту розетку, с которой я благополучно сливалась в информационном экстазе в течение трех с половиной дней, истошно завыла сирена, народ заклубился в узких линолеумных коридорах. Я понимаю, что своим самовольством и безобразиями я отключила собственный интернет, но как мне удалось запустить учебную пожарную тревогу, я до сих пор не понимаю.

Когда оно довыло, оказалось, что изначальная розетка уже тоже не работает. О. позвал на подмогу. Пришел Ж. Этот мог бы татуироваться, но нет. Они всяко дрючили и инициализировали розетки и компьютер, пока из другого конца бюро не раздались осторожные голоса "у меня тоже не работает". Причина обнаружилась очень быстро: кто-то подключил к сети сервер и он начал вырубать простые компы, стенка за стенкой. Моя стенка оказалась первой.

За время поиска и обезврежения злодея, я успела заставить О. и Ж. переставить мой телефон в другую розетку и сообщить мне, наконец, его номер (мне выдали начальственный телефон с заблокированным отображением номера и номер не сообщили). А также принтер подключить. Что ж, мне на него только любоваться, в центре бюро-то!

Все-таки отсутствие татуировок - акт гуманизма и великое благо для окружающих!
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
В недрах картонных ящиков, отсортированных из бездонных шкафов и бездушно лишенных тридцатилетних бумажных тонн, неожиданно обнаружилась увесистая коробка журналов по вязанию 80-х годов. Раритет подарен мне.

(Знала бы я в 80-е, что во Франции и в Германии уже печатают для меня журналы, куражу, наверное, было бы побольше. И пишут программы, хи-хи.)

Кажется, это неплохая шарашка, а 30 лет тому была еще лучше: широкие, по моде, свитера, расцветали под блеклыми просторами столов.
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Из дебрей стеллажей при переезде выплыли многочисленные кубки, не потерявшие ложно-металлического блеска под толстым слоем архивной пыли.

На кубках - надписи в стиле "Команде АБВГД за победе в ЕЖЗИК"

Коллеги недоуменно разглядывают сокровища, спрашивая друг у друга: "ты помнишь, за что это? И кому?"

Ответа нет, награды есть. В другой раз боги обидятся и не дадут и такого.
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Забавная особенность местных коллег: не умение отличить общие свойства среды от конкретной ее реализации. Когда они показывают мне какие-то команды, то не знают, откуда они и кем созданы: IBM в 70-е или местными умельцами навостримшись в 90-е.

* * *

В здании-спруте отключили большую часть сортиров. Их перестраивают, как будто подслушав мои мысли на тему "это позор". Места уединения основной шарашки - просто СПА в сравнении.

Итак, отключили сортиры, заодно водяные фонтанчики и кофе и полностью перестраивают заведения, более того, переносят их в бывшие бюро, потому что по новым нормам все должно быть пошире и включать кабину для инвалидов. А бывшие сортиры превратятся в маленькие кабинеты, для начальников.

В поисках временного сортира забредаю в другое щупальце здания-спрута. Уборщица подсказывает, куда идти. На двери нет таблички. Вхожу и вижу небольшого мужичка в ярко-белой сорочке и черных костюмных брюках. Извиняюсь и собираюсь уйти на на новые поиски. "Заходите-заходите", - говорит мужичок искусственным голосом, и тут я замечаю под рубашкой грудь. Новоявленная дама наливает в большой новой раковине воду в ведро и бросает туда тряпку. А я то считала себя зорким наблюдателем. И не мужик, и не инженер - уборщица, зато с отменно белым воротничком.

Краны не надо откручивать, свет зажигается сам, но места уединения основной шарашки все равно эстетически просто СПА в сравнении. И не только потому, что в новом сортире пока нет зеркала. Одно зеркало, как сообщили технические службы, на всю шарашку где-то имеется, но к нему ведут слишком тайные пути.

* * *
Повсеместная стройка изменила запах в здании. Раньше тянуло разлагающимся линолеумом и столовкой. Теперь еще и карбидом.

* * *
Скоро намечается переезд. То естъ, он должен был состояться еще вначале мая, но со сроками тут как везде. Смысл переезда не только в перестановке бордельных кроватей, и в том еще, что сортиры становятся начальственными офисами. Происходит своего рода дефрагментация, как в компьютере. За годы одни отделы уменьшились, другие разрослись, рассадка людей хаотична. Оптимизация, действительно, не помешает.
Коллеги это признают, но все равно в ужасе. В этом заведении очень любят перечатать. За 20 или около того лет в шкафах скопились несказанные полки распечаток. И вот с этим всем сейчас нужно взлететь. Вызвана специальная частная фирма, которая этим занимается. При этом, каждому положено только 2 картонных ящика для имущества. Положенные ящики я, конечно, взяла и пожертвую, чтобы подлизаться к начальнице, и на фоне радостного порхания антикварных бумаг, сообщаю об этом транслитом на все 6 сторон света.
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Разобралась с очередным антиквариатом непонятного назначения и вида: заглотил наживку и, как миленький, выплюнул результат. В тайное место, но я нашла. Я все-таки чудовищно сильный аналитик. Лучше бы без всех этих квестов, конечно: все равно же повеситься хочется на первом же дереве в этом заколдованном лесу.

Кстати и альтернативный доход наметился: пришел заказ на рецензию (5 страниц) романа (670 страниц). 1000 бисерных рублей, т.е. 15 что ли нормальных. Таких бы книг и рецензий по 20 в день, и буду я не в шинели, а в шанели.
alta_voce: (Default)
24/04

Новые времена приносят новые имена, которые прежде не присутствовали или, во всяком случае, не доминировали. Допустим, имя Мари-Жозе. Редкое, с каталонским привкусом. Так вот, сразу две. Даже с половиной: плюс просто Жозе. Или Патрисия. Все мы, конечно, знаем стареющую мадемуазель, поющую блюз. Но в непосредственном окружении? Сразу две.

* * *

Как водится, я там единственная экзотическая птица, и меня спрашивают откуда и чего. Страна – не то, чтобы неэмигрантская, но отрасль – да. Если спрашивают, учуяв акцент, на улице, посторонние случайные люди, я обычно отшучиваюсь слишком сложным происхождением, что есть абсолютная правда. В шарашке приходится вдаваться в минимальные подробности. Обычно говорю: этническая полька, рожденная в сэсэсэре, родной язык – польский, лучший язык – русский. На самом деле, все гораздо сложнее, но дальше уж по мере и в зависимости.

По этому поводу мне представили Моник – чистокровную этническую польку, выросшую во Франции. Теперь коллеги наверняка вычиляют усредненный габитус этнических полек, а это сложно. Пани Моника – маленького роста, кругленькая.
Говорит, что не говорит, но на самом деле вполне себе свободно говорит. Фамилия вполне на «ская», еще в женском варианте. От поколения к поколению женский род в славянских фамилиях незаметно испаряется. Чуть поболтали.
Через час-другой, за кофе, коллеги смотрят в окно и говорят: «Интересно, чем там Моник торгует?» На паркинге распахнут багажник большой машины, вокруг копошится народ. Ладно, думаю, наверное, это другая Моник, здесь же все редкие имена – парами. Меж тем, гадания продолжаются.

Вино? – нет, не вино, нет бутылок и ящиков. Фуагра? Тоже коробки должны быть. Наверное, косметика, - пытаются сообразить коллеги. Толпа внизу потихоньку рассосалась. Та самая круглая фигура, еще круглее при виде сверху.
Быть может, речь не шла о мелкой наживе, а наоборот: имея доступ к товару по оптовым ценам, пани оказала услуги коллегам. Но все равно, деньги-товар-деньги- товар-деньги. Лучше бы сменила фамилию на Дюмарше.

Profile

alta_voce: (Default)
alta_voce

July 2017

S M T W T F S
       1
2345678
9 10 1112131415
161718 19202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 10:32 pm
Powered by Dreamwidth Studios