alta_voce: (Default)
М. Х. (род. 1971) – популярный немецкий писатель, работающий в особом жанре на стыке фэнтези и детектива. В 1991 году закончил частную католическую школу в городе Хомбурге, потом служил в армии, в егерском батальоне Бексбаха (земля Саар). К счастью, как признает писатель в интервью, обошлось без ранений и жертв. После армии Хайц окончил Саарский университет, получив диплом по немецкой филологии и магистерскую гуманитарную степень. Это давало возможность преподавать историю в гимназии. Но Хайц решил, что учителей и так слишком много, и признания в этой отрасли добиться непросто. Поэтому он решил стать журналистом и писателем одновременно. Сначала работал внештатным репортером в газете «SaarbrückerZeitung», потом переключился на беллетристику.
Несколько книг Х. уже переведены на русский язык (издательства: «Клуб семейного досуга», Белгород; «Клуб семейного досуга», Харьков). Разбираемый роман – совсем новый и пока не переводился.


Структура романа, вопреки инструкциям, располагает к разбору по главам, ибо действие прыгает из страны в страну и из эпохи в эпоху со скоростью карт, вылетающих из шаффл-машинки.
Для начала читателю приходится пережить шторм у берегов Эстонии, на притаившемся русском корабле «Анатевка». Это есть, как известно, топоним – название местечка, в котором обитал Тевье-молочник до того, как уехал прочь. Дело начинает с первой же страницы попахивать бродвейским мюзиклом, хотя важность для детективного жанра темы «Если бы я был богатым человеком» трудно недооценивать. Впрочем, беглый гугл-проход показывает, что корабль с таким названием имеется, и его даже можно локализовать на карте, если залогиниться должным образом. Пусть настоящий корабль – типа Pleasure Craft, а в романе говорится о траулере.
На борту находится сокровище – «цельным куском и без повреждений», как докладывает по спутниковому телефону невидимому «сэру» укутанная в дождевик Анжелика Кларк. Что за сокровище – толком непонятно. Упоминаются бутылки 1770-х годов Вдовы – кто бы сомневался – Клико, поднятые с затонувшего корабля, и какая-то серебряная шкатулка, рекламная безделка того же времени, тысяч 20 на аукционе, не больше. А вот вино такого возраста – в большой цене, тем более, что... его нет ни на суше, ни на дне морском. Мадам Барб-Николь Клико овдовела и переняла дело мужа только в 1805, в возрасте 27 лет, а родилась, соответственно, в 1777 году. Дело житейское, читаем дальше.
Анжелика Кларк, тем временем, переругивается с капитаном Лугашиным за процент от продажи шампанского на аукционе. Русский дикарь, конечно, хочет побольше и угрожает выбросить Анжелику за борт, хотя вино, возможно, испорчено и представляет только историческую ценность. Капитан открывает бутылку, опрокидывает жидкость в глотку и падает замертво. Нет, не яд. Пролившееся шампанское смешивается с захлестывающей палубу морской водой и... кровью. Эффектная картина, означающая, что где-то на корабле притаился киллер. Судьба капитана постигает и его команду, разве что матросикам не положен предсмертный раритетный дринк. Бутылки разлетаются по палубе и падают в океан. Киллер, лицо которого закрыто капюшоном дождевика, не торопится их ловить, хотя каждая стоит десятки тысяч, зато опускает в карман серебряную шкатулку. Анжелика Кларк молит о пощаде, ведь она ничего не видела и не знает, но через минуту гибнет и она, так и не узнав почему.
Это был пролог на воде. Герои, собственно, могли оставаться безымянными, но радует, что русские пока выпадают из кадра. Меньше клюквенного сока в шампанском сиропе.
Действие перемещается в Священную Римскую Империю (она сейчас явно в тренде), в конец XVIII же века. Хотя это все еще не основное действие, а что-то вроде второго пролога, под землей, в погребке Ауэрбаха. Эта линия впоследствии развивается в полноценный второй план. Мелькает в качестве персонажа студиозус Гете, обретающийся при издательстве вместо того, чтобы корпеть над юриспруденцией. Главный же персонаж эпизода – молодой многодетный гравировальщик Бастиан Кирхнер, только что нанявшийся на работу в этот же книгопечатный дом. Студиози и гравировальщик играют в карты и пьянствуют у Ауэрбаха, когда появляется некто вроде Мефистофеля, сопровождаемый животным в стиле собаки Баскервиллей и пытается переманить Кирхнера на темную сторону. Здесь впервые звучит объяснение названия романа: «Карты – молитвенник дьявола».
Мы наконец подошли к первой главе, действие которой разворачивается в Монако. Энрико и пр. и пр. Эрмано – латиноамериканец, разбогатевший на торговле цветами (в испанском варианте имени ожидался бы Энрике, но ко всему не придерешься).
Действие развивается молниеносно, повествование становится по-настоящему увлекательным. Только что сеньор Эрмано сидел в известном баре «Будда» и принял телефонный звонок с требованием продать неназванную вещь. Через минуту он уже в казино, в частных залах его. Играют в игру с очень простыми правилами и миллионными ставками. Выигрывает тот, у кого карта выше рангом. Но тот, кто вытаскивает пиковый туз, проигрывает. Уже находясь у игрального стола, Эрмано узнает новое для себя правило: пиковый туз значит не только проигрыш, но и смерть. На глазах Эрмано маленькая азиатская старушка, вытащив зловещую карту, получает легкий удар по голове и падает лицом на карточный стол. Эрмано делает ложный шаг, зачем-то сбрасывает даму – карточную, конечно, а не труп – получает взамен пиковый туз и, несмотря на все попытки к бегству, постоянно мелькающий в кадре планшет оказывает вполне годным оружием.
Таким образом, после двух прологов и первой главы все еще не возник положительный персонаж, а если и возник, то мы не знаем, как его зовут. Отрицательных, как минимум, два – дама, которая организует игру и наносит удары, и сынок олигарха. Оба русские, увы.
Знакомство с главным положительным героем происходит в следующей главе, странице на 60+ повествования. Некий Тадеуш Бох работает в охране баден-баденского казино. Он был очень богат, потом разорился (понятно, каким образом) и остался в мультимиллионных долгах. Сегодня – нищ, но без долгов. Возвратившись с пробежки (один из способов удерживать в узде бывшую страсть, так же как близость к игре, но не участие в ней), Тадеуш просматривает карточные новости в интернете – это часть его работы. Сообщается о двух смертях в Монако: пожилая дама выбросилась с крыши отели (видимо, не в силах смириться с крупным проигрышем), а латино-американский предприниматель поскользнулся в ванной.
Случайно попавшая в карман Тадеуша старинная игральная карта, так же как не менее случайно явившаяся невеста злополучного латиноамериканца, не поверившая в несчастный случай и решившая расследовать и мстить, перекидывают читателя из Бразилии в Африку и из Рима в Авиньон (буквально), не забывая о погребке Ауэрбаха, где происходит своя чертовщина, которую героически разгоняет студиозус Гете собственной персоной. Но зло все-таки проникает в мир и в данном контексте это отчасти утешительно: русские инкорпорируют дьявольщину сегодня, но а) так было не всегда и б) все меняется.
Удручает не столько актуальный выбор национальности злодеев, сколько недостаточно аккуратная работа с материалом. Все, что касается карточной истории и теории, вроде бы проработано неплохо, чуть ли не в академическом стиле, с цитатами и ссылками на источники. Но едва речь заходит об общеизвестных фактах, начинаются провалы и пробелы. Про вдову Клико уже сказано. Что же касается русских мотивов, автор, допустим, не потрудился проверить, существует ли в русском языке женский вариант имени Максим. Где-то есть какая-то королева Максима – ну и хорошо.
Немецкий читатель в тонкостях русской ономастики разбираться не обязан, шампанскому скорее всего предпочтет пиво и роман очень хвалит. Достоинства очевидны – драйв, тщательность композиции, тема.
Карты и азартные игры в целом – тема пусть мало оригинальная, но зато немало криминальная. И, учитывая, что казино в Лас-Вегасе, Бадене и, тем более, Монако не пустуют, тема эта практически вечная и постоянно метаморфизирующая. Стандартные предметы – столы, зеленое сукно, жетоны окружены электроникой. Шулеры известны поименно и идентифицируются еще на входе. Таким образом, карты как центр вселенной – вполне допустимая точка зрения.
Недостаток, заметный западному читателю, – скомканный финал, не без демонов из машины, быстренько – но точно! – стягивающих линии в точку. Мистика – допустимая специфика жанра, но концентрированно вываливать ее в конце романа, который доселе выглядел как детектив – вряд ли самое разумное решение.


Учитывая все вышесказанное, русский читатель вряд ли слишком много потеряет, не получив перевод обсуждаемого романа. Но динамизм и неплохая стилизация языка и нравов XVIII века не делают потенциальный перевод априорно позорным, томик вполне сгодится в качестве курортного чтения, а превращение Максимы ну хотя бы в Марину не станет maxima culpa переводчика.


Аннотация
Новый триллер от автора бестселлеров М. Х. являет идеальное сочетание сверхъестественного с тонким пониманием структуры и приемов мирового зла. Бывший игрок Тадеуш Бох работает в казино Баден-Бадена. Неожиданно ему в руки попадает старинная игральная карта. Тадеуш сразу же оказывается в водовороте непредвиденных и таинственных событий, что заставляет задуматься, не связано ли с картой старинное заклятие. Что в ней особенного? Откуда она взялась? Существуют ли другие карты из этой колоды? Где их найти? Эти вопросы волнуют не только Тадеуша Боха. Внезапно, ставки растут: это ни много, ни мало как жизнь.
alta_voce: (Default)
Если отвлечься от того, что мне по-настоящему интересно, учтиво попросить богов и демонов подождать на своих местах, не являя ни ревности, ни мстительности, и обратиться к тому, что считается моим главным занятием, а именно, к литературе, то вот что стремится на ум сегодня.
Английская литература или, шире, англоязычная литература – это, возможно, такой столб/столп, на котором сегодня все держится. Но, анализируя свое к ней отношение, отважусь признать, что моя собственная основанность на этой литературе непропорционально мала. Дело, допускаю, в том, что разглядывать листья и цветы обычно интереснее, чем ствол, а, возможно также, древесная модель здесь неуместна, и лучше прибегнуть, допустим, к геологической: если мировая литература и не монолит, то достаточно все-таки крепка: убери стержень и устоит в своей спаянной пестроте.
Даже извне видна бесконечная самодостаточность английской литературы. Как же это ощущается изнутри? Как несуществование внешнего мира, очевидно. Глубокая столетняя древность даже на острове. Не удивительно, что весь отрыв доминирующего сегодня начала – стандартизированного, унилингвистического – от всего остального берет начало на острове. Устойчивость США, возможно, нужно искать где-то здесь: в вербальном и философском раздувании сегодняшнего дня. Вихри – самый простой способ все оставить на месте.


Есть вечность изменчивости и вечность постоянства. Они разные, хотя взаимно мимикрируют и переходят одна в другую. Дело не в примитивном замечании, что все течет и ничего не меняется. Если жить в новом окружении, но мыслить традиционными категориями – вот тебе вечность постоянства – вечность подешевле, локальная, но ничуть не ущербная. Вечность небес, цветов и особенно повсеместной воды делает ненужными как словесные, так и биографические эскапады. Уловка: отсутствие внутреннего развития – всегда отражение внешнего, дальнего мира в ущерб ближнему. Можно умереть молодым, можно старым, но лучше молодым, чтобы помочь неизменному Творцу побыстрее рециклировать монаду.
Вечность изменчивости пестрее, интереснее, но рискует стать попросту журналистской. Все зависит, таким образом, от исполнения.


Я абсолютно не специалист и даже не любитель, но в последние месяц-два какими-то кривыми путями меня выносит на историю этой семьи. Они стоят – отец, мать и шестеро детей – перепутавшись возрастами и именами, ладно стоят, обнявшись, и взывают ко мне сквозь годы и воды (остров же!), вероятнее всего желая моей сегодняшней оценки. Желательно, восхищенной и не менее глубокой, чем воды английского зеленого рукава.
Что можно сказать сегодня? Восхищение, действительно, присутствует. Восхищение концентрацией, тем, что нащупан самый центр островной устойчивости, да и устойчивости современного мира, вообще говоря. Точка эта – посреди йоркширских пустошей, в пасторском доме, где жил преподобный и далеко не бесталанный Патрик Бронте со своим высокоодаренным семейством.
Может ли существовать семья, где все талантливы? Увы, говорит нам опыт и здравый смысл – такое невозможно, а если и случится – энергии мира, быть может, хватит на созидание, но не на поддержание. Талантливы все: отец, мать и четверо выживших детей. Выживших, чтобы умереть молодыми, не оставив потомства. Роль этого семейства в мировой культуре, похоже, именно такова: обозначить центр.





Read more... )
alta_voce: (Default)
Не пишу, кто автор, ибо. Но нагуглить несложно. :-)

==========================
Э. (1973) – популярный немецкий писатель, бизнес-консультант и лектор. Изучал англистику, историю искусств, медиаведение и общий менеджмент.
Доктор философии. Тема диссертации – ««М.», амбивалентность реальностей».
Книги Э. удостаивались достаточно престижных премий, переводились на многие языки. На русский язык уже переведен второй роман Э. Читательские отзывы с русских сайтов благосклонны. После этого романа, вышедшего в Германии в 2012, Э. успел выпустить не меньше десятка новых книг. Остается восхищаться нечеловеческой работоспособностью или подозревать участие литературных негров.


«DW» – новейший роман, вышел буквально только что, читательских отзывов пока нет. Сейчас роман презентуется автором чуть ли не по всем городам и весям Германии, входные билеты недешевы. Успех, таким образом, несомненен и явно сконструирован профессионально, по тем, никогда не открывающимся до конца формулам успеха, по которым живет сам автор и которые провозглашает в качестве консультанта. Это не случайное везение клерка или хаус-фрау, по вечерам, после бесцветных дней, ухитряющихся текстуализировать экзистенциальную тоску и агрессию в кровавом опусе, но не имеющих толком ни сил, ни умения на то, чтобы увидеть в собственном труде прорехи и торчащие нитки. Перед нами – продуманная инженерная конструкция – ни сучка, ни задоринки, ни лишней детали. Меж тем размах, охват материала впечатляет, роман по-настоящему глобалистский.
Роман посвящен «параллельной», теневой сети, нелегальному интернету с собственной поисковой машиной – в принципе, тема интересная. Имея доступ к этому ресурсу, легко купить наркотики, оружие, хакерский софт. Не нужно вести специфические переговоры со специфическими лучностями в специфических подворотнях, а достаточно забить запрос в поисковик. Впрочем, тема торговли перечисленными товарами уже набила оскомину. Автор идет дальше. Темная сеть позволяет искать препарированные мертвые тела для некрофильских утех, т.н. dolls, а также и живых dolls, оперативным путем превращенных в живые трупы.
Соответственно размаху романа, в нем очень много персонажей. Список для удобства приведен в начале и занимает 3 страницы формата А4. Здесь и хакеры, и брокеры, и кибер-следователи, и очень много русских – как из правительства, так и из мафии (множества, конечно, пересекаются).
Действие прыгает из страны в страну и из эпохи в эпоху. Русские вертят мафиозные делишки, киллерша убивает «жирных котов», русские опять вертят мафиозные делишки, следовательница под прикрытием отправляется в Сколково, где русские и т.д. Впрочем, экскурсы в прошлое ограничиваются 2010 годом, когда происходило создание этой самой «темной» сети, и когда заинтересованные потенциальные пользователи пытались получить к ней доступ.
Основная тема романа – даже не кибертерроризм per se, а вечное противостояние Востока и Запада, под какими бы новомодными личинами они ни выставлялись. С этой точки зрения, история последних пары столетий совершенно индифферентна относительно революций, смены правительств, не говоря уже о менее серьезных катаклизмах.

Read more... )
alta_voce: (Default)
Покойник писал как умел, местами забавно кривляясь.


Расин изменяет свой герб


Геральдический лебедь
с геральдической крысой
Составляют — лебедь вверху,
крыса под ним —
герб господина Расина.

Думает часто Расин
о гербе своем и смеется,
ибо понятно ему:
друзья, рассуждая о лебеде,
крысу имеют в виду.

Расин приходит к пруду
в предчувствии стиха,
который он соорудит, возможно,
расчетливо и холодно
посредством лунного света и зеркала вод.

Лебеди спят
там, где мелко,
и Расин постигает смысл части герба,
той, что бела,
и красоте служит подушкой.

Крыса не спит между тем,
она водяная крыса
и кусает, как свойственно крысам,
снизу зубами
спящего лебедя.

От лебединого крика,
вода забурлила,
лунный свет потускнел, и решает Расин
вернуться домой,
чтоб изменить свой герб.

Выбрасывает вон он крысу.
Ее, между тем, не хватает на гербе.
Бело–немым и безвольно бескрысным
лебедь продремлет свой геральдический век —
Расину наскучит театр.
alta_voce: (Default)

Глядишь на страницу

(эллинские буквы свободны от диакритики)

С почтительной надеждой, ожидая (воз)рождения мира новой/старой гармонии,

Не без самонадеянности: возникнет как миленький и будет во власти твоей.

Просодия вырвет из марева сада, из запахов,

Деяний недавних царей и несвоих разговоров,

Укажет на крепенький камень в предместьях Афин,

Что станет когда не престолом, то сценой

И тем наблюдательным пунктом, с которого, сильно прищурясь,

Увидишь другой монолит.

Некто, стоящий на этом втором

(или поди предыдущем)

(меж двух – пустота),

Подаст тебе знаки, что видит кого-то еще,

А там достижима и Троя.

И снова никчемно пролитая кровь отразится волной,

Захлестнет этот варварский сад (долой терракоту).

Гипотеза зеркала сходит за сущность познанья,

Спешащего в слишком иные пределы.

Сквозь линзы очков углядишь манускрипт,

Что подбросит волна, да и смоет опять.

Элленика – сладкий предел.

Дорийские буквы едва ли округлы.

Скопировать – хоть бы и черным,

Писать – хоть на новом наречьи,

Не видя, не зная ни новых прикрас,

Ни новых поэтов в тени винограда –

Уж что там натянет лоза из серой бесплодной земли?

Елена скользит, ускользает,

Превращается в сонмище призраков,

Каждый из них – Доппельгангер,

И каждый безлик.

alta_voce: (Default)
Завтра, с Божьей помощью, буду далеко, так и 19 июля промелькнет. По обоим стилям. Дальше тянуть нельзя!

Вена, сто лет безвременья
Культурные последствия Великой Войны

Элина Войцеховская

Мы на сто лет состарились, и это
Тогда случилось в час один.
Анна Ахматова, Памяти 19 июля 1914


итак, пока в журнале верстают верстку - проимперское, извините )
alta_voce: (Default)
Статья, наконец, пошла в печать.

Если интересно, вот текст и несколько картинок. Больше картинок - по ссылке.

Фрида Кало, эстетическая реформа и эстетическая революция страдающей богини
Элина Войцеховская

«Фрида! Фрида! Фрида!» – прокричал ей в уши чей-то назойливый, молящий голос.
М. Булгаков


Васильковый цвет Синего Дома (Casa Azul) – родового гнезда семьи Кало, свитого, как водится с оплотами постоянства, незадолго до рождения героини настоящих записок, достоверно передается современными фото и киносъемками. Меж тем, черный ножной протез, мелькающий в фильме «Фрида», мало похож на свой прототип, красный и расписной. Создателей фильма не в чем упрекнуть: фильм вышел в 2002 г., когда гардероб Фриды Кало еще находился под семью замками. Платья и украшения можно было скопировать с фотографий и (авто)портретов, протез же, этот скорбный интимный предмет туалета, не подлежал парадному тиражированию даже в столь радикальном случае.



Read more... )
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Дело не в имени: так зовут нас всех.
Имя разглядывают в глубине цветка,
Пользуясь каплей как лупой.
Оно такое как раньше,
Меняется взгляд,
Причастный глубин посерьезней цветочных.
Таким вот путем безнадежного знанья
Идешь уже в одиночку.
Легчайший порок.
Смеются порталы,
Недвижными ликами львов тебя примечая.
Смеются беспечные птицы:
Еще одна жертва, восставший пророк.
Ты можешь застыть иль бежать –
Даже это не важно.
Ты можешь решиться на траурный спор
С тем, кто ниже тебя.
Чего ты не можешь:
Заполнить сухими цветами чужие страницы,
Забывая урок.

Read more... )
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
От персонажа кукольность переходит в толпу поедателей пряных лепешек.
Темные лица повернуты в сторону,
Откуда плывет пестрота.
Алчешь ли времени, несешься ли в гору по улочкам узким,
Помни, Ассунта, шута.

Встретимся в жизни, которая вся на ходулях,
Вся истонченная факелом вспыхнет и будто бы не было сна.
Птицы тебе пропоют о другом, мир покажется проще.
Знаешь, Ассунта, ты будешь одна только в своем забытьи,
Но, увы, безнадежно одна.

Pastel

Jul. 15th, 2013 08:45 pm
alta_voce: (Default)
(Jardin deс plantes)

Из желтых цветов получается синяя краска
Плывет между лилий,
Славу несет южному городу,
Деньги несет и почет.
Это колер гордыни, несчастья,
Деликатнейшей власти.
Знаешь ли, путник, о чем повествует
Цвет одежд отворившего дверь?
Эти знаки читают теперь
В императорских комнатах,
Не вблизи, не вдали,
Сообразно гипотезе
Замысла мутных небес.
alta_voce: (Default)
Стараниями [livejournal.com profile] yettergjart в свеженьком 3-м номере "Знание - сила" вышла моя статья про следы св. Фомы в Мадрасе.

Как я ее вымучивала параллельно с диссером, не считая космолетов - хоррор стори, которую можно, наверное, не пересказывать, и так все понятно.

А вот и статья, с любезного разрешения редактора выложенная в соответствующем сообществе. С картинками!
alta_voce: (Default)
Мастерство не просидишь в Академии. Мне удалось разделаться с тринадцатью эпиграммами Сесилии Мейрелес. Все, кроме одной, в рифму.

Это академический проект, затеянный университетом Бразилиа, а для меня - идеальный переходный период из академии назад в литературу.

Когда я дочищу текст и выйдет академический сборник, можно подумать о русской публикации. Или даже раньше академического издания. Я-то с гулом (самолетов) пополам уложилась в дедлайн, несмотря на ВСЕ ЭТО, но прочие вольные граждане - не факт, не факт. Предложения руки и площади в литературной периодике с благодарностью принимаются.

Образец в черновой редакции.

Эпиграмма N°6

На эти камни пала ночь-слеза.
Ее пытался иссушить нездешний ветер,
А лунный свет глазами белыми слепца
Ее великолепья не заметил.

Раздумья, что придут в конце времен,
С вселенской грустью будут в унисон,
Что жизнь-слеза была как жизнь прекрасна,
Вся жертвенна и вся напрасна.

оригинал )

Еще пара штук есть у меня в ФБ:
http://www.facebook.com/elina.wojciechowska
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
С Новым годом, друзья! Пусть будет удачным!
В качестве новогоднего подарка - статейка, которая, кажется, раньше не выкладывалась.


Текст был опубликован в "Теории Моды" 3 года тому. Ниже предлагается авторский вариант, до журнальной редактуры.

Юность Деда Мороза

Элина Войцеховская

 

Цари Фарсиса и островов поднесут ему дань; цари Аравии и Савы принесут дары;

и поклонятся ему все цари; все народы будут служить ему

                                               Псалом 71

 


Read more... )
alta_voce: (Default)
Семейная тема отзывается под конец года особенно мощным и затяжным аккордом, за которым явно грянет еще и финальный хор. К чему? Не знаю.

Сейчас на меня падают в изобилии тексты, сотворенные родственниками. Какие-то из них скорее огорчают.
По-настоящему радует только вот это.

Read more... )
alta_voce: (Default)
понедельник, 28 марта 2011 года, 09.00

Лукас Кранах: чистота, буржуазность и золотой век искусстваЭлина Войцеховская, Париж Лукас Кранах: чистота, буржуазность и золотой век искусства

Выставка в парижском Люксембургском дворце

Мистик Дюрер прожил жизнь в сомнениях. Практичный Кранах прекрасно чувствовал, что и когда нужно делать. Чего бы ни касалась его рука — кисти или кошеля с деньгами, — результаты оказывались превосходными. Подробнее


alta_voce: (Default)
вторник, 22 марта 2011 года, 14.06

Базельский Фаснахт: больше чем карнавалЭлина Войцеховская Базельский Фаснахт: больше чем карнавал

Песочная мандала, сооружаемая четырьмя тибетскими монахами в течение десяти дней лишь затем, чтобы быть разрушенной на одиннадцатый, да затем ещё, быть может, чтобы собрать какую-никакую прессу и пожертвования, — событие пунктуальное, дешёвое и вполне двумерное по сравнению с буддийской многоцветной расточительностью и скоротечностью явления, которому посвящена эта статья. Подробнее




Мои фотографии с Фаснахта можно посмотреть здесь. (Возможно, будет больше, эти были отобраны для статьи, но в нее, к сожалению, не помещены.)/
alta_voce: (Default)
Дорогие [livejournal.com profile] l_u строили и построили 38-й номер "Полутонов"

Где есть и моя понюшка табаку:
Элина Войцеховская. ЗАМЕТКИ БУСТРОФЕДОНОМ
alta_voce: (Default)
четверг, 27 января 2011 года, 15.47

Захер без Мазоха. Апология нормальностиЭлина Войцеховская Захер без Мазоха. Апология нормальности

175 лет назад 27 января родился Леопольд фон Захер-Мазох, чьё имя легло в основу термина «мазохизм»

Если бы Захер-Мазох хотел одеть свою Венеру в каучук — у него были для этого, по крайней мере теоретически, все возможности. Значит, не хотел. Никому не приходит в голову задуматься, понравились ли бы Захер-Мазоху процессы, связанные с его именем, но это неизвестно и в отношении более глобальных процессов и персонажей. Подробнее




От первой до последней буквы писалось под кайфом суровым гриппом.
alta_voce: (alienor)
суббота, 25 декабря 2010 года, 15.00

Дэн Браун: код как символЭлина Войцеховская Дэн Браун: код как символ

Рождественские ревизские сказки

Два последних и главных романа Дэна Брауна — «Код да Винчи» (2003) и «Утраченный символ» (2009) — столпы, обещающие быть если не выше, то, во всяком случае, живучее злополучных близнецов Мирового торгового центра. Публикация двух авантюрных романов как событие, характеризующее десятилетие, — обоснованию тезиса и посвящена статья. Подробнее




A propos, в статье названы имена героев вопроса.
alta_voce: (Default)
суббота, 20 ноября 2010 года, 09.23

Война и клирЭлина Войцеховская Война и клир

Православная церковь по обе стороны границы

90 лет назад 7 (20) ноября патриарх Тихон подписал указ № 362 о самоуправлении епархий. Указ непосредственно не провозглашал образования Русской православной церкви за границей, но подготовил для него юридическую базу. Самоуправление епархий, в частности, означало независимость всех заграничных православных церквей от Московского патриархата. Именно поэтому постфактум дату подписания указа иногда считают датой образования РПЦЗ. Подробнее


Profile

alta_voce: (Default)
alta_voce

September 2017

S M T W T F S
      12
34 5678 9
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 02:43 pm
Powered by Dreamwidth Studios