alta_voce: (Default)
Это моя любимая квартира - в Базеле и вообще. Steinenvorstadt 12. В мансардном этаже, с террасой на крыше. Без лифта, с винтовой лестницей.
Это первая и предпоследняя квартира, которую мы нашли сами.
Там я дописывала роман.
Тогда в первый раз удалось поверить, что может быть не только лучше, а просто хорошо и правильно.
По этим крышам - улица наверху - гулял Эмиль, пока не случился скандал. Оказывается, каждый день, ровно в 4 утра, он забирался в соседний дом и лупил трех тамошних кастратов. Пришлось построить баррикаду. На крыше до сих пор заметны ее остатки.
На крыше был бассейн(чик), плескались дети. Сливался бассейнчик - прямо в водосточную трубу, чаще всего - за шиворот прохожим. А зимой там же, на крыше, лепили снеговиков.
С крыши мы смотрели на Фаснахт и запускали ракеты. Как-то чуть не снесли ракетой забор, разумно засунув ее в отверстия ограды вместо бутылки от шампанского.

Внизу жил Баши - начинающий политик-либерал. Выступал за легализацию наркотиков и избирательные права для иностранцев. Поэтому ничего не имел против, когда наши дети "пигали".
Этажом ниже сначала жил херр Швайцер (фамилия не изменена), которого у меня на глазах увели в тюрьму. За что - не знаю. Следовал программе Баши, не дождавшись ее реализации?
В опустевшей квартире поселился импозантный господин, который потом перебрался в нашу. Mann muss ein Stück Garten haben. Ждал-ждал, чтобы мы съехали, и дождался.



noch ein )

Вид из окна был тоже ничего себе так.
Когда на доме будет висеть мемориальная доска с моим именем, борзописцы легко сообразят, в какую дверь ломиться, что запечатлеть этот самый вид. Пока же картинка - только у меня в памяти.

Вход в дом - сбоку, с лестницы. Стенку хозяйский сын расписал относительно профессиональными граффити, потому что в таком месте - а это главная пешеходная улица Базеля - хаос будет все равно, но если задать изначальный порядок, есть шанс, что хаос не возобладает. А вот Фрейда в наши времена не было. Что бы это значило?
Read more... )
alta_voce: (Default)
Купила себе "Рукопись, найденную в Сарагосе", версию 1810 г., в оригинале, который, как известно, французский. В магазине не смогла понять, зачем, а теперь вдруг поняла.
Настоящий поляк - это полу-француз, только так и возможно воспринимать Францию. Настоящая Франция для меня закончилась в 6 лет, со смертью бабушки.
Этот 800страничный кирпич и призван поддерживать дверь, пусть из нее и тянет холодком.
Ja jestem sama w tej kraine snów.
Je suis toute seule dans ce pays de rêves.
alta_voce: (Default)
В младенчестве меня дважды похищали .
И находили тоже дважды.
Вопрос: меня ли нашли?
alta_voce: (Default)
Он у меня с наклоном вправо, как учила Ольга Анисимовна. Но когда я делаю беглые заметки на клочках - самые важные вещи первоначально пишутся именно таким образом - наклон исчезает, и почерк становится очень похож на мамин.

Хотя я пишу на клочках лишь бы как, а у мамы был красивый отточенный почерк. Графология - отличная наука, но почерк выдает человека с потрохами не только в смысле графологии. Бывают почерки невротические и спокойные, избыточные и строгие, доминантные и подчиненные, красивые и некрасивые. Но бывают еще умные и глупые. За полжизни без матери мне случалось встречаться с разными людьми, и я продолжаю это повторять: даже слабое подобие моей матери будь то по внешности или интеллекту не возможно. По почерку тоже. Казалось бы, что необычного: прямой, как сказано, довольно крупный, в меру округлый почерк человека, совсем, к слову, неумеющего рисовать (родной брат - профессиональный художник), и вот же - невоспроизводимо, если не считать моих клочков-однодневок, в компьютерную эпоху бодренько обреченных на мусорную корзину.

Образцы остались разве что в подписях к фотографиям. Я уничтожила ужасный дневник, в котором не было ничего, кроме болезней: день за днем, час за часом фиксировались болевые ощущения, где-то в середине тетрадки невротические покалывания и тахикардия плавно перерастали в метастатический рак. Он лежал на работе, дневничок. Мне его отдали вместе с карандашами и носовыми платками. Сожгла немедленно. Рядом с мамой долго оставалась пустая могила - участок был, прости Господи, блатной, кладбище переполнено и закрыто. Мне казалось, что эта пустая могила меня ждет, потому и поспешила расправиться с дневником. Хотя он и был по-польски.

Уничтожила (попозже, перед отъездом в эмиграцию) и ужасные разводные письма - письма суду. Почему нельзя было развестись без этих эпистолярий - не знаю. 2 толстенные пачки - письма суду и третья, гораздо тоньше - друг другу. 3 пачки помоев в прямом смысле убийственной силы. Все это было, увы, хотя лучше бы этого не было. Но это было, и этого больше нет.
alta_voce: (Default)
Впервые я держала ее в руках в гостях у родственников В. в Москве. Теперь они живут на одной из Парковых улиц, а где жили тогда - не помню, ибо было мне 8 лет. Родственников не было дома, мы провели пару дней в их пустой квартире. Библия была очень правильная, огромная, затрепанная и дореволюционная, но читала ее мама, а мне удалось лишь подержаться, пока мама отлучалась, в недоумении прочесть первую страницу и заглянуть в несколько следующих. Недоумение объяснялось тем, что я ожидала большей космичности, а не генеалогических авраамовых откровений.

Вторая Библия была маленькая, на папиросной бумаге. Сестра подруги привезла ее из Польши. Я почитывала ее у них дома, на улице К.Либкнехта.

Третьей оказалась моя собственная. По виду как вторая, но в зеленой обложке, а не в синей. Тоже, по-видимому, приехала из Польши. Я купила ее у друга В. (= у спекулянта) за 50 руб. Мое инженерское жалованье было 130, для сравнения.

Я прочла ее, конечно, и взад, и вперед, и во всех направлениях, неоднократно. Она была со мной всюду, даже в коротких поездках, и новой я себе не купила, хотя потом-то уж, конечно, была возможность.

А сейчас я пойду ее искать на полках, ибо мне нужны для статьи точные выдержки из Апокалипсиса и Иоаннова Евангелия. Не исключено, что не найду и пойду рыться по сетям, для цитаты.

Что же касается мамы, то боюсь, что, настоящая Библия в доме родственников была для нее и первой, и последней. Когда я купила свою Библию, мамы уже не было в живых. Завтра 20 лет, как ее нет.
alta_voce: (Default)
Последние пару месяцев замечаю за собой: что-то не пью совсем, не тянет. Факт скорее хороший, чем плохой, но непонятный. До алкоголизма - далеко, но и привычку, казалось, не истребишь уже. Только сегодня осенило - 12 лет. Все в жизни (моей, за всю Одессу не скажу, но полагаю, что она не против) идет циклами такой продолжительности, и пианство, как оказалось, не исключение.
В ноябре 1993 г. мы приземлились в Бордо. Дети (3 года и полгода), болезни, болезни, болезни, помощи никакой, денег никаких, перспектив, кроме кладбища, - никаких, довольно-таки враждебная страна с почти неизвестным языком. Упасть и забыться хоть на пару часов можно было только пропустив стаканчик, а то и не один. Мы пошли в магазин Леклерк и заприметили уверенно шагающего дяденьку с красным носом. Он знал, куда идет, и вывел нас туда, куда надо, - к полуторалитровым пластиковым бутылкам. Купили одну. Закончилась - опять так же, за дядюшкой Гастоном. Потом и сами научились выходить к нужному месту.
В Геттингене не помню, чтобы мы так уж пили, но было, наверное, уж очень обстановка была дикая. Колхоз. Хотя становилось получше со здоровьем. Да, теперь вспомнила: glühwein, конечно. Зима была, и суровая.
Бонн. Мы поняли, что выжили,и надо начинать наверстывать, заделывать чудовищный провал. В 8-9 вечера укладываешь детей и... Переключить фазу с изнеможения курочкой рябой на работу можно было только посредством ванны и стаканчика.
Грац. Ну, во-первых, обстановка располагала. Пьяниц на улице я видела только в двух странах - одна всем известна, а другая - Австрия. Обстоятельства тоже располагали - денег нет совсем, одна комната-студио на всех. Посередине стоял шкаф, на нем сидел довольный молодой Эмиль и слезал только чтобы поесть. К перелету в Рио весил 8 кг и едва поместился в клетку. Так вот, пластиковых бутылок не было, были стеклянные, полуторалитровые, с омерзительной жидкостью непонятного цвета. Грацкие дозы не превзойдены нами до сих пор, кажется.
Рио. Стресс и восторг - как тут не надраться? Было вино "Sang de roi" ярко-алого цвета с Луи 16-м на фоне гильотины. Мне нравилось. В тетрабриках было и в бутылках тоже. Еще был национальный напиток коньяки (ударение на второй слог), за 2 рубли. Отличнейший! Ах, Рио.
Цюрих. Дело уже вошло в привычку, продолжаем. Напитки стали получше, форма бутылок поправильнее.
Опять Грац. См. выше.
Базель. Французская граница, однако. Да и немецкая тоже. Качественный сдвиг - конец бормотухе. Иногда - действительно хорошие напитки. Потому что пришлось задвинуть чемоданы в подвал, обзавестись хозяйством и время от времени устраивать рауты и прочие журфиксы.
Бордо. Ностальгия по дядечкам с красными носами. Вымерли ли они, или мы их просто не замечаем? Как молоды мы были, как невообразимо несчастны.
alta_voce: (Default)
У меня есть 3 клавиатурных способа:
1) всеми десятью пальцами;
2) одной рукой (в другой в это время черновик или книга);
3) одним пальцем.

Угадайте, как я пишу самые важные вещи.

Profile

alta_voce: (Default)
alta_voce

July 2017

S M T W T F S
       1
2345678
9 10 1112131415
161718 19202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 10:38 am
Powered by Dreamwidth Studios