alta_voce: (Default)
Самый большой храм в северной Англии (хотя линкольский показался массивнее) и уж точно второй по значимости после Кентерберри просто потому, что не победил в схватке двух церковных монстров.

Храм здесь был всегда после Константина (раз он Минстер, значит играл важную роль в англо-саксонский период), но и разрухи хватало. Гильем наш Бастард, он же Завоеватель, посадил здесь епископом Тома из Байё, который все отстроил заново, но, вот беда, не выдержал конкурренции с Кентерберри. Гильем, к слову, был весьма неглуп также и в общении в церковью: пусть попы из кожи вон лезут друг перед другом, а меня оба благословляют и не трогают.

Тома из Байё - фигура неясная. Известно только, что он возрастал в упомянутом Байё под крылышком Одона из Байё же (он-то вроде бы и заказал вышиванку) - единоутробного младшего брата Завоевателя. Последнему, когда он пошел походом на остров (туристом он бывал там много раз), было 40 или меньше. Соответственно, его братьям – еще меньше, а птенцу гнезда - по логике, еще-еще меньше. С другой стороны, минимальный возраст для того, чтобы занять епископскую должность, полагался в 30 лет. Как бы то ни было, новый архиепископ все отстроил по высшему норманнскому разряду.

Нынешняя готика, разумеется, немножко другое строение, но наваянное поверх имеющегося. В 60-70 гг. XX века готическое строение стало выказывать признаки усталости, и под вскрытыми стенами и полами показались не только солидные части Гильемовой базилики, но и фундаменты римских бараков, поверх которых, наискосок, сооружен храм.

Сегодня храм, со всеми его слоями, наполовину превращен в музей. Чтобы войти внутрь, нужно заплатить солидную мзду. Это, правда, плата за год, вроде абонемента. Но я подобное воспринимаю как визуальную индульгенцию: раз уж берут деньги, то и фотографировать – не грех. (Если, конечно, не запрещено официально как, допустим – запретивших бы в ад – в Вестминстере.) Эта громада, конечно, в кадр все равно не лезет, но пересмотрим что есть.



Очень готичен. Узнаваем простором и огромными окнами, что снаружи, что изнутри.





The King's screen. Read more... )
alta_voce: (Default)
Вот печать города Нью-Йорк: Sigillum Civitatis Novi Eboraci.



С точки зрения русского языка, название просто роскошно, с других точек зрения – исторически поучительно, как минимум. Из печати слова не выкинешь. Никакого Нового Амстердама уже не будет.Мы же поговорим о старом Еборакуме, в который меня недавно занесло весьма убедительными ветрами.

Нужны ли полевые исследования? С одной стороны, без них, как будто, можно обойтись, сиди себе в кабинете и соображай. Уже сказано, вполне кабинетно, про Brontë Parsonage как эпицентр современной литературы. Но литература – лишь пинок в общецивилизационную сторону. Инспекция местности показала, что все еще серьезнее, чем представлялось на расстоянии. Здесь центр и истоки современной европейской цивилизации – такой, какая уж сложилась.

Полностью обосновать подобные выводы невозможно, ибо в таких случаях вывод, понимание достигается откровением и предшествует обоснованию, набору фактов, успокаивающему на тему, что вывод – не бред, а истина, и тебя вели локальные гении, чтобы ты поведал их значение миру, а если мир не хочет слушать – это его проблемы, а не твои и не духов. Пазл размашист, едва намечен на пестрой куче фактов, но все-таки прекрасно складывается и приносит радость: не зря несет тебя/меня и в эту даль, еще одна важная структура разгадана.

Попробую все-таки бегло перечислить несколько фактов, убедивших лично меня в том, что априорный литературный вывод можно и нужно экстраполировать на общежитейские цивилизационные схемы. Йорк – небольшой провинциальный город, вынужденные жители сетуют на захолустность. Почему же именно он – центр, а не одна столиц, допустим? Тонкость в том, что он и есть столица, да еще и дважды, если вернуться к началу текста, т.е. к печати. Вряд ли нужно доказывать, что НЙ – одна из очевидных мировых столиц.

Город Еборакум был главным римским городом на острове. Здесь провозглашен императором Константин Великий. Если бы да кабы так не вышло, мир явно был бы другим. Почему именно здесь расположились римляне? – видимо, просто из практически-стратегических соображений, хотя племена тут обретались интересные, возможно, стоит копнуть поглубже именно в этом месте, и откроется
Что же касается последующих слоев, Йоркский собор взгроможден поверх ровной сетки римских улиц. Не вдоль, не поперек, а по диагонали, пересекая прошлое и глядя на Иерусалим
.
Кстати, насчет Иерусалима. Культ св. Елены тоже пошел вроде бы из Еборакума. По крайней мере, так утверждают местные источники, хотя достоверно не известно, бывала ли она на острове. Но тот факт, что ее упоминает Гальфрид Монмутский как дочь кого-то из местных вождей, мне кажется, опосредованно доказывает, что да, была, или же подверглась усиленной инвокации. Если бы сын этой конкубины не стал императором, а она – Августой, то ее неомиссионерская деятельность не принял бы такой размах, христианство было бы другим. Если было бы.

Можно не любить этот остров, его огромную проекцию на западо-восток – континент Америку и диковатую лингва-франка, возникшую из странных, занесенных на остров обломков, среди которых совсем не много SPQR-проблесков. Но вот энергия и преемственность именно такова. Один император пошел от св. Елены, другой – ею закончил, подписав приговор сразу многому. Хотим мы этого или нет, но мы в стороне, а вот он центр, какие-то духи так распорядились, какие-то люди исполнили. Строить бывает скучно, а наблюдать – интересно.

Константин на фоне Йоркского собора ухмыляется и грезит о Босфоре.




Церковь св. Елены - по преданию первая в мире церковь, посвященная матери Константина



Церковь св. Елены на картинке с по-настоящему китайской мобилы, обеспечивающей замечательный ретро-флер. Сейчас вот обнаружила камеру в кадре. Она глядит, мы тоже. Кто как умеет.



Продолжение следует
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Сегодня в шарашке раздалась пожарная тревога. Ладно, выходим по винтовой, воскуриваем, чтобы уж подкрепить, как случайно оказавшаяся рядом коллега заявляет: "О, а ты тут?! Говорят, что ты заболела, и тебя не будет целый месяц".

О том, какими путями идут слухи и насколько они достоверны, уже все сказано. Я же усмехнулась и уверила коллегу в том, что а) не дождетесь и б) я-таки предупредила, что в январе меня не будет почти целый месяц, потому что я еду в Индию.

Коллега неожиданно спрашивает: "Куда в Индию?" Такие вопросы обычно не задаются, потому что, в сознании обывателя, Индия - большая черная недифференцируемая дыра. "Мадрас, - отвечаю, - туда-сюда. А у тебя есть опыт?" - "Нет, - говорит, - но надо бы. Мой друг живет в... Ауровиле." Ну что ж, сапиенти сат, для прочих найду свои путевые заметки позже.

Но когда до обитателя крошечной утопии на краю света одно французское лобызание в щечку - это все-таки сильно.
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Начало

Итак, что можно показать вместо настоящего голема? Все, что его напоминает!

Разумеется, в залах собраны все сувенирными големы, какие бывают – маленькие и безопасные. Это база, через нее быстро проскакиваешь. Сюда же попадают и разные игрушечные фигурки, при создании которых не обязательно было соотноситься с «Сефер Йецира» - пластиковые роботы и прочие шпиль-гуманоиды.



Голема, если не ошибаюсь, делают, когда нужна безмозглая покорная сила. Именно поэтому на выставке оказался экспонат-шапка: голем – на престоле (тогда еще не), творцы или те, кто вместо них – околпачены.



Красивые книги, в которых предположительно написано, как делать голема.
Read more... )

Голем

Nov. 20th, 2016 02:36 am
alta_voce: (Default)
Сходила в Берлине на выставку в Еврейском музее. Разумеется, было сложно надеяться на чудо, т.е. на живо-мертвого голема, доставленного из Старо-новой авиапочтой, или даже просто на какую принципиально новую информацию. На такие выставки ходят с медитативными целями: тема интересная, из основополагающих, можно сказать, почему бы над ней не поразмышлять пару часов на фоне того, что покажут. (Были у меня и личные тайные цели, но какие именно – не скажу, скажу просто: были, второй слой, параллельная реальность, пересечение на бесконечности.)

Новая для меня мысль, не связанная собственно с темой выставки: искусство составления выставок – это-таки искусство.

Эффектно расположить экспонаты, где надо подсветить едким светом, где надо – затемнить и пустить видео, лозунги типа «Доппельгенгер» - броскими буквами на стену, и достигается эффект современного искусства – заполнить пространство и побыстрее, зашвырять его акрилом, проволокой, изваять такого колосса, которому некуда будет падать. В таком способе подачи материала сам материал уже не имеет особенного значения, очевидное зомбирование погружает в поверхностный транс (мы же не лыком, но Локком), ну так и что ж: выбеленные залы со скучными плакатами по стенам – давно уже «фу», нужно поспешать за эпохой. В этом смысле баланс, найденный устроителями выставки, между вечностью или хотя бы глубокой историчностью темы и гипер-современным и в хорошем смысле глобалистским способом подачи, так вот баланс этот безупречен.

Здесь следует помнить не только о теме, но и о месте – все-таки специфическом. И опять браво устроителям: локальная иудейская выставка распространяется до бесконечности вполне гойского, не побоюсь этого слова, космоса. Големами, то есть искусственными людьми или людьми бездушными, анимированными, но без анимы, прошита вся глобальная цивилизация, а пошло все от Адама, сотворенного как голем.

Кроме прочего, это правильный подход, мне кажется, к известному вопросу: не замыкаться в гетто, не дистанцироваться и, тем более, не вопить о превосходстве, а исподволь показывать вот эту структуру как естественную и основополагающую часть целого.

Макет голема от Ники де Сен-Фалль из Иерусалима



Продолжение, возможно, следует.
alta_voce: (elche)
Халовин что-то полным ходом.
А я конфеты не купила.
Меня здесь нет, у меня - Самайн.
И самую малость Дивали.

Лурд

Oct. 9th, 2016 10:54 pm
alta_voce: (clef de voûte)
Дух способен прорваться из случайных дыр, расщелин. И все-таки подходящих эстетически.
Начало – грубая база из крепкого камня.
Насколько полет будет высок, а падение низко – не важно. Китчевый товар в религиозных лавках не есть падение. Религиозные символы не должны быть дорогими. Напротив.
Скала обтесана только всемирным потопом, пещеры идеальны. Тонкие веточки свисают – растения сумели вырасти на камне, и никто не будет их охаживать секатором и обклеивать блестками.
Что касается базилики и прочих сакральных строений – я боялась, будет хуже. Это совсем не диснейленд. Все сделано честно, стильно, на века. Достойный средний слой, отделяющий камень грота от мишуры сувенирных лавок.



Общий смысл подобных мест раскрыт в одном известном романе, и я не имею в виду Золя. Резюме в двух словах: все дело в концентрации. (Сверх)естественна ли концентрация или нагромождена ловкими попами на пустом месте – это не так важно. Однажды возникнув, она останется здесь. Если и не навсегда, то очень надолго.
Даже если представление затеяли, по теории мадам Б., низшие развоплощенные духи, мимикрировав под Марию – такую, как она представляется католикам, не всегда умеющим отличить своих от чужих, при всей строгости процедур верификации. Католицизм естественным образом склонен к эвокации. Даже если изначально явления представляли нечто чуждое, сегодня они поглощены и стали частью целого. Проекция не должна быть тождественна оригиналу, у истины и у богов – множество лиц и личин – это следовало бы понимать тем, кто считает себя мистиками. Даже здесь, в недрах от недр грота, истина наматывается кольцами.

Интерлюдия
Индеец-гид в Мексике слышал, что во Франции есть нечто аналогичное Гвадалупе, но был очень поражен, узнав, что Гвадалупа случилась гораздо раньше. Конечно, все старосветское должно быть старше.

История места коротка и печальна. По этому поводу можно почитать – здесь хотя бы и Золя – и посокрушаться над несчастной судьбой пастушки Бернадетты, заживо похороненной в монастыре, замертво растащенной по мощам.


Ночная процессия со свечами в бумажных стаканчиках специальной формы: в долине свищет ветер, как обычно.
Действо впечатляет. Клир и мир смешаны. Все идут в единой процессии. Языки смешаны, цвета. В процессии движутся люди, которые могут идти, люди, которые могут сидеть, люди, которые могут только лежать, но, возможно, летят.


Поставить свечку в базилике и многочисленных часовнях невозможно. Для свеч отведено огражденное пространство снаружи, видом, запахом и духом напоминающее погребальный гат в Бенаресе. Любой огонь зажигается во славу всех святых.

Вперед, вперед! Но осторожно - очень много картинок )

Лурд (лавки и отели) Read more... )


Лурд (прочий город) в картинках
Read more... )

Ночное шествие со свечами Read more... )

Дом Бернадетты не так уж убог Read more... )
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Тема дня, неожиданно - синие люди. Считается, что синим был Кришна. Шива и Вишну, собственно, тоже, но Кришна ближе, если можно так выразиться, и заметнее.



Был ли Кришна был синим и если был, то почему - на этот вопрос не могут ответить даже просветленные. (Ссылку ставлю для коллекции, а не затем, чтобы по ней ходить.)

Некоторым счастливцам, отчего-то не претендующим на божественное аватарство, удается родиться синими. Допустим, в Кентуки известна целая такая семья. Синяя окраска кожи в данном случае сочетается с голубизной, чуть ли не в буквальном смысле крови из-за не такого, как у простых смертных, железа в крови.

Посинеть можно, отравившись (об этом рассказывает, например, основанный на реальном медицинском случае рассказ "11 синих людей").

Самый же простой и безобидный способ посинеть - регулярное употребление коллоидного серебра (см. аргирия). Этим баловался, например, один несостоявшийся сенатор. Жаль, что не прошел.

Вместо выводов - пара недоумений. Почему мода на новую/старую расу так и не появилась? Почему не появилась какая-нибудь алиесофия, по мутациям пытающаяся восстановить облик богов и пралюдей, подобно тому, как теософы двигались к прарелигии? Или такое есть?
alta_voce: (Default)
Под конец жизни, лет явно меньше 60, и незадолго до моего рождения, бабушка обратилась к вере, начала ходить на мессы и затягивать прорехи прежней религиозногой индифферентности. Библии в коммуналке не было, увы. Иначе, как знать, мое существование могло стать осмысленным чуть раньше. Но были отдельные листки житий святых, выдававшиеся, по-видимому, в костеле с миссионерскими целями. Из всех запомнился один, начинавшийся фразой: «Swięty Antoni, wielki cudotworca». Помню, что я прочла его сразу же как нашла (читала я лет с 3-х), но ничего не поняла, а бабушка комментировать отказалась. Таким образом, все нижеизложенное будет, видимо, запоздалыми комментариями к маленькому эпизоду из детства. Это не универсальный, но заметный жанр. Почему я никогда не пыталась выдать себя за галахическую еврейку, пренебрегая практичными советами? Вот, в частности, поэтому.

Падуя

В Падуе Антония называют просто "святой", без уточнений. Basilica del Santo, via del Santo etc.

Basilica del Santo, клуатры )

Базилика огромна, гармонично эклектична, и – чудо! открыта во время сиесты. Я здесь во второй раз, но почему-то именно сейчас вспоминаю бабушкин листочек. Перелистываю миракулы (воскрешения, билокации, младенец Иисус на руках) ,и оказывается, что одно из самых важных чудес – проповедь рыбам – вершилось в Римини, где было много, много еретиков, то есть, по-нашему, катаров. А мы как раз туда и едем. Катаров нет, посмотрим, как с рыбами.

Пока же обдумаем житие. В нем много странностей и много обычностей. Главная обычность в том, что единожды найдя свой путь, будущий святой в некотором смысле застывает в развитии, распространяя свою деятельность вширь (нарастающее количество чудес), а не вглубь или, если угодно, ввысь. После этого собственно человека имярек можно из схемы изъять, святость концентрируется в нужном месте сама по себе. Никаких инициаций. Поэтому, в частности, святой может умереть молодым: возраст ничего не меняет. Смерть, собственно, тоже.
Св. Антоний был португальцем, в Италию попал случайно, т.е. по божественному провидению. Умер 35 лет от эрготизма – болезни, вызванной спорыньей, в той ужасной ее форме, когда все тело превращается в сплошную гангренозную рану. Во вскрытой через некоторое время гробнице обнаружились нетленные голосовые связки и язык. Почему-то хочется оставить эту смерть и посмертие без комментариев.


Римини

Оказывается, чтобы попасть в Римини, нужно пересечь Рубикон. По этому поводу на главной площади города имеется Джулио Чезаре. Стоит, правда, ничтожно сбоку, хотя раньше явно красовался в центре площади, на пьедестале, повествующем об оного Рубикона пересечении. Действие, как показывает опыт, обратимое, тем более, что Рубикон ныне – скорее идея и фикция, чем заметная aqua. Римлянин, будь он первый иль последний, пересекающий Рубикон четное количество раз, имеет право растекаться мыслию по кругу.

Джулио и К° )

Но вначале все-таки обрадовал Антоний, еще в Падуе научивший тому, что видеть пошлый курорт за пошлым курортом вовсе не обязательно. Уже в Римини пришлось пересечь еще одну реку, поэфемернее Рубикона. Имя водоему - Мареккия. На берегу этой реки св. Антоний и проповедовал рыбам. (Св. Франциск - птичкам, а Антоний – рыбкам).

Животные нас понимают, а мы их нет – следует отсюда как минимум. Проповедь призывала рыб восславить Господа, создавшего их в этом обличьи. Возможность переродиться хотя бы собакой не рассматривалась, но стоящая проповедь всегда остается в настоящем. Важно вот что: это те самые рыбы, что плавали во время потопа.

Вид забетонированного, безнадежно сухого русла, конечно, обескураживает. (Жалко допотопных рыбок.) Повторно пересечь его случилось ближе к морю, и бетон оказался слегка прикрытым водой, видимо, просто морской приливной. Рыбки бы уместились.

Помимо перечисленных аттракций, в городе обнаруживаются изрядный замок семейства Маллатеста (с головами у них было, возможно, средне, но замок искупает) и часовня св. Антония, которую можно было и не обнаружить, если бы не миракулы.

На часовне с одной стороны - св. Франческо ди Паола - персонаж, знакомый благодаря универсальному методу извозчика, но не совсем понятно, к чему он здесь. Допускаю, что ошибка декоратора. Св. Франциск Ассизский был бы более уместен.
С другой стороны – осел (подругим сведениям - мул), предпочевший просфору обычному корму. С ослом не все однозначно. Книга чудес говорит, что осел был тулузским. В Римини, похоже, его считают своим, с чем соглашаются некоторые жития.

осел и рыбки )

С ослом (или мулом опять?), кстати, связано первое посмертное чудо. В момент смерти Антоний явился одному из дружественных церковных иерархов и сообщил, что оставил осла дома и собирается поехать на родину. Иерарх заключил, что речь идет о Португалии, но впоследствии выяснилось, что речь шла о Царствии Небесном, а ослом Франциск Ассизский и его ученики обычно именовали бренное тело.

Ослу бы все идти по кругу, но он, возможно, зряч.

Постскриптум 1.

Институт канонизации вроде бы и сродни деификации, но на самом деле в корне противоположен. Деификация отсылает на небо, канонизация привязывает к земле. Нетленные мощи, а даже и тленные, навеки приклеивают эту конкретную аниму к этому конкретному телу и разрывают круг сансары достаточно вульгарным образом. Пока не случится крах и забытье.

Постскриптум 2.

Жития надо не только перечитывать, но и переписывать. Даже наивное апологетичное издание заставляет задуматься, а если описать все "как было на самом деле"?

Это мог бы быть интереснейший исторический проект, "Новые жития святых". Я бы рада участвовать и, если угодно, руководить, но одна не потяну; у меня много проектов и мало всего остального. Речь идет о развернутой архивной работе, попытке выделить из простеньких религиозных текстов рациональное зерно и попытаться восстановить облик святых. Где обман, где вранье апологетов, где сила веры, а где непознанное и непознаваемое, белая и черная магия? Малыми шагами можно навести хотя бы классификацию.
Впору набрасывать бордоскую программу для потомков. И речь идет не о коболе.
alta_voce: (Default)
С поэтической улицей получилось интересно.



Приятно, конечно, что в славном городе Б. одна из основных улиц носит такое название. И остерия - тоже хоть куда.

остерия )

Но, оказывается, Поэти в данном случае - имя собственное. Никколо Поэти - так звали богатого горожанина, по имени которого названа улица.

Здесь начинается самое интересное. Дом (или, скорее, палаццо) Никколо Поэти выстроил Аристотель Фиораванти. Надо полагать, до постройки Кремля, ибо умер он в России.

Read more... )

К слову, мы случайно познакомились с местным ортодоксальным попом. Звать Дионисием. Загляделись на церквушку все в том же квартале, поп с парой молодых прихожан стоял рядом, пригласил внутрь. Небольшая, но вполне греческая община, говорит, существует. Спросил, откуда, пригласили. Неплохо бы, чтоб приехал. Люблю потолковать со служителями культа.

внутри ортодоксальной церкви в Болонье )

Такие получились культурные экивоки посреди провинциального города Б., знаменитого плащами и макаронами. Профессиональный журналист, возможно, прошелся бы на тему, что сакральное отношение к поэзии в России, возможно, инициировано поэтическим палаццо из Болоньи. Но есмь культуролог, а не журналист, то бишь певец вечности, а не дня, и скажу другое.

Любая, видимо, цивилизация заимствует свои базовые, центральные символы из частностей цивилизаций постарше. На то нам и знание истории, и интерес к ней и острый глаз, чтобы находить эти связи. И да, разумная цивилизация до конца занимается эвокацией, а не негацией. Конец-то, в любом случае, неизбежен, но во втором случае он гораздо ближе.
alta_voce: (clef de voûte)
Митраизм вроде бы и мог стать всепобеждающей мировой религией. Но дьявол и этой религии - в деталях.

Проблема Митры - в колпаке. Верховный бог должен быть самодостаточен и лишен деталай. Колпак - всего лишь отличительный признак: один в ряду других богов.

И вот еще: очевидные инициации - не по нраву плебсу.



немножко митраистского из Лувра, из Сидона )
alta_voce: (Default)
Право носить бороду надо заслужить. Бородаты цари и духи-защитники (казалось бы!) Духи визуально отличимы от царей только крыльями.

Приходит в голову, что, в принципе, должны существовать инвертированные миры, где боги и смертные меняются местами.

Тиглат-Паласар III


Прислужник Read more... )

На статуе бога письма Набу из одноименного храма упомянут Адад-Нирари III (810-783 BC) и его мать, могущественная Саммирамат, aka Семирамида. Сказано также: "Не верь в других богов". На том и порешим.

alta_voce: (Default)
Огромная жирная птичка, прилетевшая с опозданием в первый список. На этом надо учиться в возрасте, когда 500 лет кажутся необозримой древностью, а теперь это, конечно, не так. Но место забавное; с первого взгляда - обычная церковь, но потом открываются закоулки, часовенки, узкие проходы, которые запечатлелись бы как штамп, явись раньше. К примеру, показалось бы вполне естественным, что Мария Кровавая и Елизавета I лежат в одной могиле, но на надгробии - только вторая, т.е. первая.

Жалко забавных деталей, их тысячи, которые отмечаешь, да тут же и забываешь: нужно идти дальше, крутиться по положенной спирали, а фотографировать нельзя. Надо было все-таки купить шпионские часы: всего-то £20 к той же сумме за вход.

А пока, если угодно, немножко внешнего.





здесь камера прячется и опять выбирается на свет только в клуатре )
alta_voce: (Default)
Покажу-ка чуть иудейских камешком из Лувра. Средиземноморско-римские залы, кстати, прекрасны своей эклектичностью. Не для школяров, конечно.

Оссуарий, Иерусалим, I в. до н.э. - I в. н.э.



Интересны были бы комментарии специалистов по поводу двойного погребения. Правда ли, что первый год после смерти тело держали в гробах-пещерах, а потом, для компактности, перекладывали в такие вот оссуарии?Исконно ли иудейский этот обычай или позаимствован у соседей?

Дальше )
Кувшин, в котором были кумранские свитки.
alta_voce: (Default)
Кажется, люди, которые не только все понимают, но все понимают как надо, обитают не в уединенных бочках из слоновой кости и не в Академии, а где-то в арт-подсобках, в лучшем случае, Лувра. За малые деньги они пропускают историю искусства сквозь себя и сквозь нее саму и развешивают картины в правильном порядке, и пишут комментарии, прямо на музейных стенах. Комментарии эти восхитительны. Ниже – мои размышления на тему, созвучные комментариям, но более радикальные, конечно.

Просвещенный человек живет основываясь не только на собственном и клановом опыте, но и на фундаменте куда более широком, высокопарно выражаясь – культурном опыте цивилизации. Можно любить или не любить какие-то течения/направления, но полностью игнорировать их, как минимум, не стоит. Здесь же имеем дело с феноменом вне течений, с художником, которому тесно в своем цеху, в мыслителе, понимающем слишком многое и сумевшем прожить свою, правильную для себя жизнь.

Николя Пуссен родился в 1594 году, где-то между Парижем и Руаном. В 1624 обустроился в Риме и там и прожил жизнь. Итальянский художник, по сути. Стараниями Ришелье был, правда, выдернут во Францию на пару лет в роли первого художника Луи 13-го, но не перенес придворных интриг и сбежал обратно в Рим.

И то правда, эпоха Луи 13-го была не слишком подходящей для взлетов духа. Д'Артаньяну, конечно, скучать не приходилось, но в целом так себе было время. Но свой путь можно нащупать и в скверных условиях.
Автопортрет в зрелом возрасте (все картинки из сети, на выставке нельзя было фотографировать).



Умер в Риме же, в 1665. 70 лет – достойный возраст, особенно для прежних времен. Тем более, речь идет не о поэте все-таки. Но из цеховых возможностей было выжато по максимуму.

Фичино и Пико делла Мирандолла умерли к появлению Пуссена в Риме, но идеи их, безусловно, жили и развивались.
За религией для профанов стоит религия для посвященных, куда более иснтересная, хотя и не отличающаяся непротиворечивостью. Ветхий Завет отчетливее, но что делалось с Моисеем, тоже не очень ясно.



Несомненная prisca theologia, единая доктрина, стоящая за множеством частных религий, излагающих истинную религию в упрощенных и искаженных проекциях. Настоящие же посвященные, во главе с Трисмегистом, Орфеем, Пифагором и далее по списку, только ухмыляются.

Как уживается посвященность с повседневностью? В литературе она способна ограничивать, ибо обыденность уже скучна, а знание тайно; о чем писать? С живописью чуть проще.Стандартные религиозные сюжеты можно изобразить так ,что комар носа не подточит, и при этом сказать несколько больше: в деталях, заднем плане, композиции.

Дэн Браун уже тоже утрамбовался в отведенной ему ячейке. Нужно отдать должное публике: перед пастухами Аркадии толп не было, хотя картина, безусловно, из лучших, даже для Пуссена.Read more... )
alta_voce: (Default)
Город все-таки огромен. Патриархат и Хора расположены более-менее в одном квартале, на северо-западе полуострова, но мы взяли такси, деньги – время.

Церковь, как практически все константинопольские, побывала мечетью, но мозаики и фрески неплохо сохранились под слоями банальной побелки. К сожалению, собственно церковь закрыта на реставрацию. Нам достались на визуальное расхищение экзонартекс, нартекс и экклесион, спасибо и за это, как и за то, что не все глаза у изображений выцарапаны. Вот и еще один побочный камень преткновения: от цивилизации, застрявшей в иконокластии, ничего хорошего ждать не приходится.



Персонажи по обе стороны от Богоматери связаны между собой только фактом причастности к строительству или декорации. Исаак Комнин пытался воевать против собственной страны силами окрестных султанов, но был прощен, встречен с триумфом и немножко, самую малость приложился к строительству, пока не надоело.

С другой стороны - царица Мария (Палеолог), в монашестве Малания, незаконная дочь Михаила VIII. Эта принцесса почиталась чуть ли не за святую. Ее несколько раз выдавали замуж за диких восточных правителей татаро-монгольского толка, и она неизменно возвращалась домой, сведя очередного мужа в могилу.

alta_voce: (Default)
В церкви.


Мощи трех святых жен: Евфимия (IV в.), Феофания, жена императора Льва Мудрого и Соломония (!), мать семи св. мучеников Маккавеев.
Дальше вдоль стены, в золотой обложке - столб бичевания Христа. Вложила персты в рану в яму, вытертую благочестием. Read more... )
alta_voce: (alienor)
Время, как сказано, меняет пропорции, и все-таки до сих пор сооружение достаточно велико снаружи, чтобы высовываться едва ли не в любой просвет, и изнутри, чтобы не помещаться в кадр.

Попробую все-таки что-то показать, хотя ce n'est plus Byzance, это более не символ роскоши, а символ расплаты и перемен.

При Византии, понятно, не было минаретов, а заодно и мелких зданий вокруг, а также контрфорсов, за кои туркам спасибо, ибо иначе сооружение угрожало рухнуть.



Чуждое вблизи: контрфорсы, минарет. много, очень много )
alta_voce: (Default)
Кому написать про иоаннитскую церковь? (Не путать с госпитальерами.) Речь идет о новой церкви, основанной неким Йозефом Вайсенбергом на рубеже 19 и 20 вв.

Начало напоминает сказку. В деревне Непереводимый Мешок, между Острой Горой, Прямой горой и Крестовой горой, в семье нищих поденщиков, родился мальчик, который увлек за собой тысячи, спорил с Папой и Гитлером, открывал школы, написал кучу теологических трудов и построил город.

Но дальше, в рамках жж, ничего кроме короткой небрежной заметки не получится. Нужно серьезное издание порассуждать на тему "секта или нет" и на другую: "насколько трещины мироздания способны включить в себя или даже породить фантастические истории".

Достаточно взглянуть на упомянутого Вайсенберга портрет, чтобы понять, что апологии не будет.

alta_voce: (alienor)
Мы шли не за звездой, а за ускользающим солнцем, потому что дело было коротким рождественским днем. Солнцу же известно все, поэтому оно вело правильными путями. Неожиданно мы оказались в городе, про который известно, что он - самая маленькая деревня Франции. О том, что это еще и город вертепов, мы не имели никакого понятия. В городе - 62 жителя, но вертепов явно больше. Мы их не пересчитывали, но их явно сотни: в каждом углу, окне, подворотне. И понятно, что круглый год они так стоять не будут. Еще максимум неделька, и все будет убрано в дальние чуланы. Хотя в этом странном месте есть на что посмотреть и без волов и ослов, но лучше все-таки с ними. Так что получилось рождественское волховство в чистом виде: в правильное время - в правильном месте, все ясно, и никакого профита.

Здесь мы еще ни о чем не подозревали, а, припарковавшись между сеялок и веялок собирались подняться в город.



Но вначале чуть прогулялись понизу. Мало дремучей укрепленной стены, из которой растут здания, здесь еще и тропическое буйство - пальмы, бананы и колючие вечнозеленые монстры. поберегись! тысяча и один вертеп )

Profile

alta_voce: (Default)
alta_voce

September 2017

S M T W T F S
      12
34 5678 9
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 02:43 pm
Powered by Dreamwidth Studios