alta_voce: (Default)
Царство мне, по правде, досталось гниловатое. Чего, собственно, и следовало ожидать, учитывая, что меня срочно выдернули совсем с других пустырей. Эрго, внутри никого не нашли. Меж тем, претенденты имелись, как минимум двое.

Один, К., внешности есенинской, вовсю примеривал корону, а не смазные сапоги, ибо прежде он числился вицекоролем, и логически все это счастье должно было достаться ему. Сначала К. был в шоке, потом начал суетиться в кулуарах, там его, видимо, поставили на место, вытащил серьгу (явный гей), по-дурацки срезал бойкий чуб (открылась залысина), заболел на один день (я уже знаю этот тип болезни: нервный кризис, больница, укол, больничный ровно на один день, чтобы не поощрять), пришел, еще немножко попакостил, начал допускать ошибки в своей части, неожиданно добыл и принес мне телефон (часть психотерапии? Или чтобы я не жаловалась?) и т.д.

Вторая, А., впала в депрессию еще до моего появления. Собственно, я ее так и не увидела и не знаю в лицо: месяц в депрессии на больничном (видимо, одним уколом не обошлось), еще месяц - в отпуске. Больше на этот проект она не вернется.

Итог - 3 человека страдают, включая меня. Меж тем, начальство сработало прекрасно: структурировать этот хаос никто, кроме меня, не смог бы. Это не похвальба, это беда.

Д., передавший мне проект, израильтянин по рождению, увольнялся и не очень-то старался ввести меня в детали. Денег не дали, пусть, мол, теперь поплачут без меня. Да это и невозможно. Да он и не умеет. Но это обычное дело: ставь правильные вопросы и добьешься правильной картины. Гомерический смех бы сюда, но я-то не в депрессии. На вопрос, сколько баз данных в системе, хабиби Д. ответил, что их нет совсем. Такое бывает, я видела - гигантские файлы гоняются взад/вперед, формируются друг из друга – и вопросов больше на эту тему не задавала. Случайно, через пару недель после того, как Д. ушел, я случайно обнаружила, что базы не только есть – их десятки. Это лишь один пример.

Клиент шлет кривые доки, отдать их сразу в работу я не могу, потому что доверять никому нельзя – ни клиенту, ни подчиненным. Это сакральное знание передал мне Д. и на этот раз был прав. Портфель – ой-ой-ой. Все срочно. Проверить все исполненное невозможно. За программерами надо гоняться, за аналитиками – тем более. На территории имеется пара-тройка удельных княжеств, и все предпочитают работать там, на маленьких задачах, а не со мной, на глобальных. Могут напортить. И портят, потому что общей картины-то в голове нет.

Все это счастье написано на языке, о котором мало кто слышал. И я бы век бы не слышала, картина мира была бы чище. Называется PacBase. Не ленящийся погуглить впечатлится. Для ленящегося: это ни на что не похожая хрень на черных экранах-эмуляторах, транслирующаяся в кобол (бурная и продолжительная икота). Речь идет, заметим, не о пыльных кодах 30-летней давности, а о новейшем и прогрессивнейшем проекте. Пакбазу эту я абсолютно не знаю, и вот опять. Забава в этом, пожалуй, только одна: предлог (команда) пишется слитно с объектом, к которому нужно получить доступ – на ивритский манер.

Возможно, мне удалось подвести читателя к мысли, что от Д. так просто не избавишься. Вишенка на не слишком кошерном торте: перенанявшись в другую шарашку, двойной компатриот получил направление на тот же проект со стороны клиента и теперь прямо-таки из кожи вон лезет, чтобы показать, как без него тут все запущено. Пусть теперь старадют со мной, то есть с ним, ага. Почему, мол, не отреагировали немедленно на запрос, пришедший еще в апреле и содержавший некорректный документ. На некоторые вопросы можно ответить только точно такими же вопросами.

А еще у меня обнаружился привесок в Лионе. Ничего, Карл Смелый вполне справлялся с двумя территориями. Правда, погиб в конце концов. Но будем умнее.
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
После разных пертурбаций подразделение шарашки называется GO WEST.

Учитывая, что к западу - только Атлантик, что они имеют в виду?
1) вали уже за океан и получи кафедру литературы, что ты тут делаешь за копейки;
или
2) пойди и утопись.

à la russe

Sep. 9th, 2016 05:48 pm
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
На новом проекте впервые за годы ежедневно общаюсь с выходцем из старой русской эмиграции.
В связи с этим - две истории.

1.
Деду А. в 1917 было 17. Происходящее ему сильно не понравилось и, воспользовавшись южной географией, он вскочил в первый попавшийся турецкий корабль. Read more... )


2. Читаешь ли ты по-русски, спрашивает вчера А.

Хм, кажется, этот вопрос уже обсуждался. Немножко, отвечаю истинную правду: одна книжка, что я сейчас читаю, по-польски, другая - по-французски, но свою писанину все же приходится перечитывать.

Можешь ли перевести мне статью?

Хм, это уже работа. Но ладно, любопытно же, что за статья. Политика? Культура? И мне открывается новый/старый мир. Read more... )

Остается разве что постскриптум.

Ночью мне снился АЛЖИР. Бабушка, у которой выкачивали кровь, в буквальном смысле. Фронту нужна кровь.

Проснулась в слезах, хотя мне абсолютно не свойственна плаксивость.

Где была я, чтобы ее защитить? Где была я, чтобы сказать: не связывайся с дедом, беги! Беги, я готова не родиться.
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
У П2 на каждой руке - по браслету П., на каждом есть еще место для новых брелоков. Неожиданно богатый ассоциативный ряд - от того, что где-то есть простая жизнь с удвоенной любовью к стандарту, и до самой Индии.

МЖ носит каждый наряд ровно по 2 дня. Пока не повторялись.

П1 говорит, что нарядами не интересуется. Похоже, правду говорит.


Б. - маленькая, кругленькая, седая, очень робкая - всегда в огромных Т-шертах условно-болотного цвета. И вдруг как-то пришла в пестром - в яркие крупные цветы. ЖП говорит "Хорошо выглядишь". Расцветка, и правда, освежающая. Б., робко : "Мне все сегодня делают комплименты. Видимо, из-за одежды." ЖП: "Да, тебе очень идет этот верх, верх от..." - "Пижамы", - дополняет П1. Бедная Б. принимает оттенок самых ярких цветов своей пижамы. Остальные вежливо давятся смехом. П1 - очень воспитанная дама, никто от нее нее такого не ожидал. Незаинтересованность модой, заметим, имеет нижний предел.
Конечно, пестрая пижама теперь навеки упрятана в недрах квартирки Б. на выселках.

И внеодежное, но все еще поверхностное. У Ж. - косичка, челка и куча татуировок в видимых местах - рисованный браслет и завитки в индийском стиле. К этому - недавно замененный плечевой сустав. Говорят, шрамы хорошо маскируются татуировками. Когда Индия не проникает внутрь. А когда проникает - челки отрастают и не отстригаются больше, татуировки не делаются, да и замены суставов, в основном, удается избежать.

Про мужскую одежду говорить не интересно - хоть в лес, хоть по дрова, хоть в офис - те же рубашки поло.

И о зарождении хаоса. П1 - чистокровная менеджерша, заменит уходящую в другой отдел МЖ. Уже видно, как новая метет лишь бы что лишь бы куда. Здешний мирок выпадает из парности, а браслеты бодро звенят. Буду слушать очередной вздор под аккомпанемент браслетной пары и думать об Индии.
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Даты последних модификаций обоих романов не дадут ошибиться: полтора месяца выпали из жизни. Только 800 стр. и 800 стр. редактуры постороннего текста. На фоне шарашки, конечно. Т.е. половина - еще и в транслите. Ни развлечений, ни чтения, ни прогулок, если не считать короткой эскапады в Порто в промежутке.

Текст такой, что он уже и в мейлер не лез и вырубал модем. И это - детектив!

Сама-то по себе редактура - работа пристойная, если это работа, а не как бы досуг. А так получился один из самых изнурительных периодов в жизни. Это белая магия. Хочется верить, сработает.

Из отрицательного. Слегка пострадала шарашкина деятельность. В одном доке я перепутала знаки "больше" и "меньше". По смыслу - все ОК, мастерство не проредактируешь, но в формулах - наоборот. Т.е. мелочь, опечатка, но теперь тупые разные деятели, наконец-то найдя у меня ошибку, вертят дырки в голове. У них ничего не получится, конечно. Если моя голова и не из мрамора, то почти. Но жужжание - не самый приятный звук.

Из положительного. Хорошее вливание польского, включая те его слои, которым меня дома не учили.
Самое же главное - катарсис. Серьезное зануление.

Кто-нибудь хочет прочесть? Мощный, жирный смайлик.
А мне можно пожелать, чтобы мои романы продвигались в 10 раз медленнее, чем эти 800 стр.
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Проект под названием CERES - это все-таки очень мило.
Тут тебе и Церера, тут тебе и цорес.
Второго больше.
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Заснуть крепким, глубоким сном уже много лет подряд мне удается только в одном положении: на водительском сидении собственной машины, в обед.

Ночью спать не получается, одни муки и усталость. Не помогают ни валерьянка, ни и т.д. Максимум - тяжелый, поверхностный бред. Ночь - для того, чтобы сидеть и писать мою писанину, но так получилось, что надо вставать по будильнику и пробираться в шарашку.

Довольно скоро стало понятно, что а) без сиесты не выжить и б) машина - это дом.

Сиеста удается не всегда. Но иногда случаются многоуровневые, вложенные сны, равных которым не было в нормальных кроватях. Вплоть до выхода в астрал. То есть новый опыт - нет худа без добра - безусловно, есть.

Мои спальни:
- паркинг "Декатлона" в Мериньяке, аэропортном пригороде; про это можно писать повесть "Жертвы шарашек", я была там не одна, а в странном созвездии выпавших из оффисного общества людей. Не все спят, кто-то просто жует сендвич - главное, не в шарашке;
- ничейный крошечный паркинг в Бланьяке, тулузском Мериньяке, иногда под деревом, что ценно на юге;
- угол большого паркинга переехавшей шарашки, носом - в розы; я предпочитаю отъехать, но кроме гаражей, баранов и дорогих резиденций для бедных за воротами шарашки жизни нет.

В Англии было не до сна.

В Градиньяне первой неудачной спальней были задворки супермаркета. Там стремно и воняет - облегчаются все работяги, заезжающие за бутербродами.

Паркинг магазина тканей оказался гораздо лучше. Достаточно большой, чистый и безопасный. Во всяком случае, если кто-нибудь решит меня убить или отобрать машину, это будет видно с Горшочной Авеню.

Сегодня показывали меня в самолете с промежуточной посадкой, на которой высадили только одного пассажира - понятно кого. Я вышла из аэропорта в город, не зная, что за город, с сильным ощущением дежа-вю между Италией и Англией (красный кирпич). Кажется, меня высадили в каком-то идеальном, хоть и промежуточном месте, а что дальше - не знаю.
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Если я выживу и выдержу, если удастся уйти из шарашек своими ногами и никогда больше не увязать, они все равно просто так не отпустят. Следует ожидать серию ночных кошмаров, как уже было с лагерями, школой (особенно яркими представали безобидные уроки белорусского языка, от которого я вообще-то была освобождена) и сов. шарашкой.

Я не раз задумывалась, в каких образах предстанет актуальная ситуация. И вот случился первый опыт, без отрыва, так сказать, от производства. Приснился коллега К. - единственный тут подловатый, со склонностью к лести и стуку. Я отошла за кофе, а он взломал пароль и влез в мой служебный комп, и открыл все приватные, не относящиеся к службе окна, все больше кириллические. Я пытаюсь их закрыть, а они все выскакивают, выскакивают, крестики в углах экранов только ухмыляются розовым цветом, все это видят, а К. потирает руки в углу кабинета.

Сон принес и решение: заменить пароль, в котором, на фоне разных закорючек фигурирует Poste на Poczta, и никто никуда не пролезет.
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Неожиданно наткнулась на Эрве - своего поза-позапрошлого RH менеджера. Он уволился 4 года тому, и вот, стало быть, куда подался.

Исхудал до состояния восточного аскета в тщетном ожидании просветления, обзавелся надписью "Армани", полностью прикрывающей сердце или что там у него под надписью, сохранил все тот же сверлящий взгляд гэбиста/комсомольского активиста.

Кажется, когда я впервые отправлялась в Англию, мне достался его раздолбанный Делл, еще до новой Тошибы и до того Делла, который я залила сангрией.

Кажется, я слишком долго живу в Вх и слишком долго рабствую в шарашке. Здесь скучны даже неожиданности.
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
После полудня пропал интернет. Подергала компьютер, переключила провод в соседнюю розетку - ничего. Не то чтобы без сквернословий, я потянула дурацкий десктоп, со всеми его прибамбасами, к изначальной розетке. Интернет возник.

Следует уточнить, что после переезда я обнаружила свой стол спиной к центру офиса, а у вожделенной стенки примостился принтер.

Я - рак и лодырь (в транслите все больше), и решила, что принтер обойдется. При помощи коллег мой стол был перекинут к стенке, принтер - в центр бюро, но подключиться пришлось к розетке поближе, к изначальной кабель не дотягивался.

У коллег, не нарушивших диспозиции, все работало, и вывод был ясен: отключили ничейные интернет-розетки. Нужен был или очень длинный провод или явка с повинной. Провода не было.

Служба поддержки расположена, кажется, в Лионе, но местный умученный сисадмин О. явился довольно быстро. В основной шарашке сиадмины - татуированные мачо, а тут они вежливые, ругани не было. О. сказал, что розетки никто не отключал. Фигня снова стала непонятной.

Как только обескураженный О. засунул провод в ту розетку, с которой я благополучно сливалась в информационном экстазе в течение трех с половиной дней, истошно завыла сирена, народ заклубился в узких линолеумных коридорах. Я понимаю, что своим самовольством и безобразиями я отключила собственный интернет, но как мне удалось запустить учебную пожарную тревогу, я до сих пор не понимаю.

Когда оно довыло, оказалось, что изначальная розетка уже тоже не работает. О. позвал на подмогу. Пришел Ж. Этот мог бы татуироваться, но нет. Они всяко дрючили и инициализировали розетки и компьютер, пока из другого конца бюро не раздались осторожные голоса "у меня тоже не работает". Причина обнаружилась очень быстро: кто-то подключил к сети сервер и он начал вырубать простые компы, стенка за стенкой. Моя стенка оказалась первой.

За время поиска и обезврежения злодея, я успела заставить О. и Ж. переставить мой телефон в другую розетку и сообщить мне, наконец, его номер (мне выдали начальственный телефон с заблокированным отображением номера и номер не сообщили). А также принтер подключить. Что ж, мне на него только любоваться, в центре бюро-то!

Все-таки отсутствие татуировок - акт гуманизма и великое благо для окружающих!
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Из дебрей стеллажей при переезде выплыли многочисленные кубки, не потерявшие ложно-металлического блеска под толстым слоем архивной пыли.

На кубках - надписи в стиле "Команде АБВГД за победе в ЕЖЗИК"

Коллеги недоуменно разглядывают сокровища, спрашивая друг у друга: "ты помнишь, за что это? И кому?"

Ответа нет, награды есть. В другой раз боги обидятся и не дадут и такого.
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Разобралась с очередным антиквариатом непонятного назначения и вида: заглотил наживку и, как миленький, выплюнул результат. В тайное место, но я нашла. Я все-таки чудовищно сильный аналитик. Лучше бы без всех этих квестов, конечно: все равно же повеситься хочется на первом же дереве в этом заколдованном лесу.

Кстати и альтернативный доход наметился: пришел заказ на рецензию (5 страниц) романа (670 страниц). 1000 бисерных рублей, т.е. 15 что ли нормальных. Таких бы книг и рецензий по 20 в день, и буду я не в шинели, а в шанели.
alta_voce: (Default)
24/04

Новые времена приносят новые имена, которые прежде не присутствовали или, во всяком случае, не доминировали. Допустим, имя Мари-Жозе. Редкое, с каталонским привкусом. Так вот, сразу две. Даже с половиной: плюс просто Жозе. Или Патрисия. Все мы, конечно, знаем стареющую мадемуазель, поющую блюз. Но в непосредственном окружении? Сразу две.

* * *

Как водится, я там единственная экзотическая птица, и меня спрашивают откуда и чего. Страна – не то, чтобы неэмигрантская, но отрасль – да. Если спрашивают, учуяв акцент, на улице, посторонние случайные люди, я обычно отшучиваюсь слишком сложным происхождением, что есть абсолютная правда. В шарашке приходится вдаваться в минимальные подробности. Обычно говорю: этническая полька, рожденная в сэсэсэре, родной язык – польский, лучший язык – русский. На самом деле, все гораздо сложнее, но дальше уж по мере и в зависимости.

По этому поводу мне представили Моник – чистокровную этническую польку, выросшую во Франции. Теперь коллеги наверняка вычиляют усредненный габитус этнических полек, а это сложно. Пани Моника – маленького роста, кругленькая.
Говорит, что не говорит, но на самом деле вполне себе свободно говорит. Фамилия вполне на «ская», еще в женском варианте. От поколения к поколению женский род в славянских фамилиях незаметно испаряется. Чуть поболтали.
Через час-другой, за кофе, коллеги смотрят в окно и говорят: «Интересно, чем там Моник торгует?» На паркинге распахнут багажник большой машины, вокруг копошится народ. Ладно, думаю, наверное, это другая Моник, здесь же все редкие имена – парами. Меж тем, гадания продолжаются.

Вино? – нет, не вино, нет бутылок и ящиков. Фуагра? Тоже коробки должны быть. Наверное, косметика, - пытаются сообразить коллеги. Толпа внизу потихоньку рассосалась. Та самая круглая фигура, еще круглее при виде сверху.
Быть может, речь не шла о мелкой наживе, а наоборот: имея доступ к товару по оптовым ценам, пани оказала услуги коллегам. Но все равно, деньги-товар-деньги- товар-деньги. Лучше бы сменила фамилию на Дюмарше.
alta_voce: (Default)
21/04

По утрам к М. приходит Ж. пить кофе. Скверного вида жидкость кипит в фильтр-кофеварке. М. – это Мари, Ж. – Жан, угрюмый, бранчливый человек. М., до невозможности вежливая, немедленно принимает тон собеседника. Так и бурчат друг на друга на темы ломаных заборов и погоды в Париже, пока пьют кофе из толком никогда не мытых кружек. Видимо, это их пятиминутка свободы.

23/04

Новые коллеги классом повыше прежних. Получше образование и т.п. Объяснение видится самое простое: они заметно старше. Лет 30-40 тому назад информатика была прогрессивным, практически творческим занятием.
Это заодно к вопросу о том, куда деваются пожилые программеры. Сидят в застойных шарашках.
alta_voce: (Default)
16 апреля

Очень хочется спать. Бессонная ночь из-за пожара и утро отмененного поезда с дополнительным часом бестолковой толкотни на вокзале плюс еще разное, много всего, вероятно, провоцируют то, что я в буквальном смысле падаю носом в клавиатуру. Кофе и мятные конфетки тик-так, тик-тик-так и кофе.
Получила документы про сиротские (sic!) счета, для дальнейшей работы. По-сиротски, невыносимо, хочется спать.
Правый глаз коллеги Б2 смотрит на меня, левый – на восток. Изредка направления совпадают.



Ночь с 16 на 17

Коллега ЖП поведал о неких битовых переменных, существующих с тех самых времен, когда каждый бит был на счету. Лет сорок, стало быть, малышкам. Обсуждение состоялось, разумеется, днем и длилось всего минуту, но его хватило на всю ночь.
Подлые биты, пользуясь своей ничножностью, проникали в каждую сонную ситуацию. Даже тигры, бросающиеся на меня, были покрыты нерегулярными битовыми полосками, которые требовалось перевести в hexa-формат за время прыжка, пока мне не настал конец, но он, похоже, все-таки неизбежен.
Биты оказались еще злобнее excel'а, неистовствовашего на позапрошлом проекте. Впрочем, и на нынешнем с таблицами все в порядке. О, боги?!


17 апреля

Еле-еле высидела день.
Призналась ЖП, что у меня докторарская степень по литературе. По-доброму удивился моей универсальности. Знал бы он, что это горстка южной пыли на верхушке заблудшего айсберга.
alta_voce: (Default)
В продолжение.

Мои коллеги уже понимающе кивают на мой комментарий "Кафка" по поводу львиной доли рабочих ситуаций. Но сегодня был нужен Марк Твен.

Сегодня случился новый сбой на немецком проекте, и коллега К., под мою диктовку, написала письмо в сервис-деск, чтобы отправить инцидент в группу, разобравшуюся с подобным 2 дня тому. Программу, как оказалось, правил не Кафка, а некий (как всегда) Бюргер; Кафка же (как всегда), остался в одиноком недоумении. Но в данном контексте это уже отступление.

Итак, написали мейл, с копией тулузской менеджерше, больше всего выступавшей 2 дня тому. Тогда она показалась а) хамоватой, б) слегка неадекватной; в глаза мы ее никогда не видели и не страдаем по этому поводу.

Через 5 минут приходит мейл от менеджерши: что, мол, за фигня, следите за письменной речью, у вас в письме намешаны английский и немецкий. Был конец дня, и я уже устала. Случается, признаю, путать в письмах английский и французский: начну фразу по-английски, закончу по-французски и наоборот, но с немецким пока такого не случалось, кроме того, мы проверили обе.

Пару минут я азлядывала английский текст, достойный усидчивого троечника Тринити-колледж (локус подойдет любой), и ничего не понимала.

Наконец, до меня дошло: тулузская дурища приняла ключевой и любимый термин программистов первой генерации ABEND (abnormal end, т.е. сбой) за немецкий Abend (вечер). Менеджерша эта, заметим, славна знанием немецкого, что редкость, потому и поставлена надзирать за этим проектом.

Коллега С., под моей диктовкой, пожелала менеджерше Guten Abend, и пообещала начать учить немецкий, ибо сегодня я тут, а завтра, мало ли по каким причинам, скроюсь с горизонта, и от трагикомедии останется пшик.
alta_voce: (Default)

Я мало пишу про шарашку, ибо гротеск – не мой жанр. Но тут трудно удержаться.



Помимо английского проекта на мне висит сейчас немецкий. Так вот, вчера, в воскресенье, падает инцидент от технической группы, о том, что грохнулся джоб SAP ААА в аппликации ХХХ. Эта группа, насколько мне известно из обоих проектов, занимается mainframe, а не SAP. (Sapienti SAP зачеркнуто sat, а прочим – ave.)

Утром в шарашке уже ждал мейл о том, что грохнулся джоб mainframe ААА в аппликации YYY. В том, что речь идет о том же самом сбое, пусть SAP не есть mainframe , а ХХХ не совпадает с YYY, мы убедились достаточно быстро, а вот дальше... Дальше последовал длинный поток мейлов, напрочь противоречащих инструкциям, которые у нас были. Из инструкций, в частности, следовало, что джобы крутятся по средам, ничего починять мы не должны, а должны отослать инцидент группе МММ и забыть о нем. Меж тем, джоб благополучно грохнулся в субботу, из мейлов же явствовало, что, починять должны мы (искать ответственную за сбой программу и править код на языке второго поколения PL/1, ага, спасибо), группа же МММ здесь вовсе ни при чем.

Еще через час почтовой перестрелки на левый, но время от времени обозреваемый коллективный адрес приходит неприметный мейл, автор которого сообщает, что он имеет ошибку в программе, причастной к джобу ААА, gefunden und korrigiert, и спрашивает, есть ли за этим какой инцидент.

Так вот, фамилия автора последнего мейла – Кафка, и у меня есть ощущение, что ни к какой группе он не принадлежит. Einzelganger, как положено, гордо реющий, но умеющий не только чувствовать хаос, но и обуздывать его. Точка с запятой.



И postscriptum. Коллега К. ведать не ведала о писателе К. Коллега С. слышал звон, но не знает о чем он. Просветила.

alta_voce: (bouteilles)
Сегодня в шарашке иссякли источники питьевой воды. Тут надо уточнить, что это не банальные какие-нибудь кулеры с 25-литровыми бутылями, а устройства, напрямую подключенные к водопроводу. Таких на шарашку - много. В кофейных автоматах, питающихся из тех же кранов, вода была.

Шана това ве-мэтука!
alta_voce: (Default)

Шарашка превзошла сама себя, взвыл даже Стефан Л.
А мне что? Хотя, конечно, я не люблю, когда мне навязывают жанры.

alta_voce: (Default)

Сегодня во Франции - выходной, а мы с коллегой Э. сидим в огромной пустой шарашке и говорим по-польски.
Лучший француз - поляк. Или еврей. Или и то, и другое.

Profile

alta_voce: (Default)
alta_voce

September 2017

S M T W T F S
      12
34 5678 9
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 02:34 pm
Powered by Dreamwidth Studios