alta_voce: (Default)
Художественно разбитое зеркало из коллекции фонда уравновешивается хулигански пострадавшим стеклом входной двери. Жизнь творит артефакты на задворках, местные кураторы помещают их в рамки и, с минимальными вложениями, заставляют замечать тех, кто замечать, в принципе, способен.

Во ФРАКе вспомнили о Барте

Здание ФРАКа - бывший ангар, рядом с техническими бассейными, вырытыми в 19в. для предотвращения наводнений. Эти трущобы мало-помалу превращаются в модные районы с дорогущими квартирами и видами на то, что когда-то было помойками.

вид квартала
Read more... )

Вход во ФРАК, заброшенные портовые рельсы, случайно уцелевший корабль.


Детали интерьера с не относящимися к делу инсталляциями Read more... )

Внутри пусто, как и положено в современности, особенно современности просвещенной. Несколько рисунков цветными карандашами, несколько рукописных открыток. Легко показать их все.

Проект обложки

Read more... )

Такая выставка не скажет ни о чем, но разбросает цветные пятна. Мне они не нужны, но я рада, что они есть: зацепки, реперы, слабые следы цивилизации, нередко связанные с забытьем.

Что Барт обывателю? - очень много. Потому что "Мифологии" - текст, доступный даже в Африке, как доказывает крутящийся нон-стоп документальный фильм. Барту в парикмахерской предложили журнал, это был "Пари Матч" 1955 г., с маленьким, в военной униформе, негритенком на обложке, серьезно глядящим на французский флаг, который в кадр не попадает. Закадровый голос с африканским акцентом цитирует Барта. История, мол, - спираль. А текст, мол, переживает человека. Когда как. Негритенок, разысканный съемочной группой, уже дедушка и - надо же такому случиться - помнит только первую строчку "Марсельезы", а раньше знал ее целиком.

кадр из фильма
Read more... )

Барт любил проводить каникулы в Биаррице, пару месяцев ходить на пляж и спокойно работать, это и стало поводом для выставки неподалеку. Тут просыпается зависть (где моя свобода, где мои прибрежные рукописи). Но Барт давно умер, а я все еще слоняюсь по задворкам и отражаюсь в трещинах.
Read more... )
alta_voce: (alienor)
Похоже, и это - эльзасский ein Muss и, определенно, очень большая радость. На сайте дороги дана всякая практическая информация, включая карту. Можно даже и не дегустировать, просто глазеть, хотя, по правде говоря, выбраться оттуда трезвенькими сложно, особенно в сезон молодого вина, когда одурящий, в буквальном смысле, аромат висит в воздухе.

Только вот страдающим от агорафобии придется нелегко - толпы плотны. Но не вредны! Если уж совсем невмоготу, после беглой пробежки по деревням можно подниматься на винные холмы и даже гулять от деревни к деревне - расстояния не большие. У нас на такие променады времени не было, удалось заехать в два городка, которые попытаюсь показать.

Риквир - Riquewihr

Квадратный в плане городок, сбоку от холма.



Когда входишь в ворота, холм уже почти не виден.
Дальше. Красота и безобразие. )

Кайзерсберг - Kaysersberg

Городок совсем не похож на предыдущий - вытянутый, с водой, холм (который berg) виден отовсюду.



Впервые угодил в историю в связи с сыном Фридриха Барбароссы, купившим местный замок. Хотя где-то мне мельком попалось, что здесь появлялся император Константин, и он-то и есть тот самый кайзер. Как бы то ни было, место стоящее.

Вот этот шлосс. Туда надо гулять ножками, но не оставалось ни времени, ни ножек.
Дальше. Швайцер на родине и критерий порядка. )
alta_voce: (alienor)
Случилось побывать в доме математической семьи Бернулли на Надельберге. Он же дом Эразма Роттердамского, который - совсем неплохо - жил в изгнании в Базеле, и в Базеле же и умер. Здесь, в статье, приведен далеко не полный список утвари, привезенной Эразмом в Базель. Он занимал этот дом и еще, для склада, соседний.

Дом частный, доходный, четырехэтажный. В первом этаже - книжный магазин, в верхних - по одной квартире на этаже. Апартамент, в который удалось проникнуть, на третьем этаже. И, оказывается, это просто замечательно, потому что из окон открывается лучший вид вообще. Я очень люблю Базель, и жила в нем, и много видела, но тут все-таки - идеал.



Видно все: Ратхаус (в центре), Мюнстер (справа), Мартинскирхе (слева; кажется, это она). И крыши, конечно, Базель диктующий.

Если смотреть чуть в сторону, из другого окна, то холмы на горизонте - уже Германия: Read more... )
alta_voce: (Default)
четверг, 27 января 2011 года, 15.47

Захер без Мазоха. Апология нормальностиЭлина Войцеховская Захер без Мазоха. Апология нормальности

175 лет назад 27 января родился Леопольд фон Захер-Мазох, чьё имя легло в основу термина «мазохизм»

Если бы Захер-Мазох хотел одеть свою Венеру в каучук — у него были для этого, по крайней мере теоретически, все возможности. Значит, не хотел. Никому не приходит в голову задуматься, понравились ли бы Захер-Мазоху процессы, связанные с его именем, но это неизвестно и в отношении более глобальных процессов и персонажей. Подробнее




От первой до последней буквы писалось под кайфом суровым гриппом.
alta_voce: (Default)
Прочла "пост-мазохист". Обрадовалась: какое интересное извращение!
облом )

Дочь принесла философский текст, помочь разобрать. Стали читать. Животные, мол, - не люди и совсем-совсем глупые. Новорожденные люди - тоже глупые, значит ли это, что новорожденные люди - не люди? Нет, не значит, ибо в них заложена потенция. Я успела прочесть огроменный абзац подобной мутотени, прежде, чем сообразила посмотреть фамилию автора. Это был не Руссо, не Чернышевский, не... не знаю даже, кому еще можно было бы приписать столь наивную чушь. Это был Лиотар. Вот и спрашивается, как можно относиться всерьез к идее о том, что все интеллектуальное уже было, если даже базовая действительность воспринимается и трактуется на предельно примитивном уровне. Если такое говорится о котах, собаках и младенцах, чего ждать от суждений о серьезных интеллектуальных трудах?

Начав с чего-то туманно-уединенного, закончила, мягко говоря, разносом учебника философии для терминального класса. Но так уж выходит, sex is not just a pleasure, во всех смыслах.
alta_voce: (Default)
Наконец сформулировала для себя главное отличие в складах мышления беллетриста и философа.
Первый не способен вообразить, что цивилизация развилась не туда, что с такого-то момента все пошло не так, и надо возвращаться.
Отсюда и внимание этого первого к деталям, которые второму просто не интересны.
(И там, и здесь я говорю о вершинах, конечно.)
alta_voce: (pseudo)
"Одиннадцатый век - это время, когда народы Западной Европы медленно поднимались из пучины варварства. Освобождаясь от власти голода, один за другим они входили в историю и ступали на бесконечный путь развития. Это время пробуждения, младенчества."
(Ж. Дюби, Время соборов)
Взгляд исключительно варварский, но увы, не становится от этого верным. Когда читаешь такое в начале книги, немедленно пробуждается желание ее отшвырнуть. Но приходится сдерживать его - ради фактов. В итоге, едва ли не всякая книга, изданная вполне в свободном т.н. мире, читается как учебник научного атеизма в качестве справочника по истории религий - заткнув нос.
Приспосабливаешься и не к такому, конечно, но погрешность восприятия все-таки слишком сильна. Я человек концепции и читаю книги вроде процитированной, как сказано, фактов ради. Но книги-то эти написаны не ради перечисления фактов, а чтобы изложить авторскую концепцию, и факты подобраны с этой же целью.
Разумного выхода из ситуации я не вижу, ибо невозможно изучить все, какие есть, источники на всех, какие есть, языках. Если сам станешь историком, тебе а) навяжут концепцию и б) откроют микроскопический уголок архивов, выдав хорошо подобранные лупу и словарь.

Profile

alta_voce: (Default)
alta_voce

July 2017

S M T W T F S
       1
2345678
9 10 1112131415
161718 19202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 10:39 am
Powered by Dreamwidth Studios