alta_voce: (alienor)
Вспомнилось о ярком. Вот куда нас занесло летом прошлого года.
Штат Карнатака, Майсорский уезд, рядом с городом Кушальнагар. Достаточно, по местным понятиям, далеко от Бангалора.
Работал местный GPS. Это значит, что наш водила останавливал каждого прохожего и допрошал: "темпель-темпель".
Прохожие кивали на очередные болотные кочки. Копошились в банановых отбросах коровы; длиннорогие, похожие на газелей, буйволы пахали на рисовых полях, не все прохожие говорили на языке "каннада".
Когда стали попадаться благородно-монголоидные лица, все - и мы, и водила - поняли, что едем туда. Тибетских изгнанников здесь явно уважают: спокойный богобоязненный народ.

Храм возник из зелени размытым, но все-таки откровенно-золотым пятном. Наш водила, лобызавшийся со всеми храмовыми коровами, не пропускавший ни одного индуистского капища, в буддистский храм не пошел. Хорошо нам, суперконфессиональным.

Поснимать внутри индийских храмов удалось только дважды: у джайнов и вот, у тибетских буддистов. Открыла эти фотографии, а они совсем не такие яркие, как воспоминания. И то верно - день был пасмурный, аппарат - смурной.



и все-таки вперед! )
alta_voce: (Leopold)
Покажу, пожалуй, еще кусочек Индии. Этого добра у меня еще много, вот только времени совсем мало.

Лакшми - богиня богатства, жена Вишну, который созидатель. На самом деле, Вишну переходит в Шиву, Лакшми - в Парвати и наоборот, и даже эскапады между полами случаются с завидной легкостью. Чтобы лишний раз убедиться в собственной правоте касательно тождества поли- и монотеизма, достаточно побеседовать с простыми индийцами. Когда мы говорим "элохим", то не разделяем функций, а когда "лакшми" - взываем к специализации, вот и вся, grosso modo, разница.

По карте Бомбея видно, что храм стоит на берегу моря, но про качество карт уже неоднократно говорилось в этих записках. А про море скажу вот что: никогда не приходилось жить так близко и так далеко от моря. Город - сам по себе, море - само по себе, с единственным пещерным исключением, о котором, возможно, в другой раз (в смысле, точно не в этот).

Зная про карты и про море, когда мы увидели кудрявый открытый павильон, то решили, что уже пришли.



Там приятная дама на хорошем английском объяснила в очередной раз о том, что все разное, и все одно. Когда я сообразила, что идолов многовато разных, она же сообщила, что это - не храм еще, а его преддверие, нечто вроде часовни всех святых, нужно идти дальше. И мы пошли. Read more... )
alta_voce: (Leopold)
В Бомбее - 100 тысяч зороастрийцев. Так получается, что бомбейская община - самая правильная: в Иране - не разгуляешься; прозелитизм не признается никакими общинами, кроме иранской, но в Иране за него - смертная казнь. Всякая евро-американская зороэкзотика, с бомбейской точки зрения - просто самозванцы. Когда выяснилось, что посреди Бомбея преспокойно функционирует Башня Молчания - то самое место куда зороастрийцы сносят своих мертвецов, чтобы их пожрали грифы, захотелось на нее посмотреть хоть одним глазком, и мы пешком попилили по Малабару. Зороастризм привлекал с детства - интересная и благородная религия.

По карте, как водится, масштаб определить было невозможно - может, полкилометра от джайнов, а, может, и все три. На Малабаре прилично - район посольств и дорогих резиденций. Если бы не баньяны, нависающие над улицами, немалое все же количество грязи и не 98% влажности, сошло бы за плохонький район второстепенной евростолицы. Перед каждой резиденцией маячил охранник, а то и не один. Вся подобная публика в Индии - охрана, шоферы - облачены в одинаковую колониальную униформу цвета выгоревшей травы, присыпанной песком. У каждого из песочных сеньоров мы пытались выяснить, далеко ли до Tower of Silence, и никто ничего не знал. Мы стали спрашивать "дурга", не помогло. Нашелся лишь один песочный господин, с усами и пистолетом, который сообщил, что идем мы правильно, и уже недалеко.

По одной стороне улице продолжались резиденции, а по другой потянулось что-то вроде леса или густого парка, за высокой оградой. Мы долго шли вдоль ограды, пытаясь что-то разглядеть сквозь листву. Все это, как сказано, посреди многомиллионного города. Когда мы увидели в глубине зелени необычно огромных птиц, под которыми гнулись ветки, то поняли, что, в принципе, пришли. Но башни не было видно, и мы продолжили движение.

Наконец, показались ворота. Надпись на них обнадеживала.
Read more... )
alta_voce: (Leopold)
Провалившаяся с Мумбой схема в джайнистском варианте сработала на удивление хорошо. Таксист высадил нас на Малабарском холме, и указал на резной открытый павильон, зажатый между приличных в местном понимании многоэтажных домов. Малабар - вообще оазис покоя.





Мы вступили под сень - двери, как сказано, фактически нет. Глаза выхватили из пестроты надпись по-английски "во время фотосъемок, будьте так любезны не поворачиваться к идолам спиной". Утешенные запретом, под поощрительными взглядами идолов, мы отправились сдавать обувь. О том, что в любые храмы в Индии положено входить босиком, мы уже, разумеется, знали. Гарде-шоссюрщик сунул нам табличку с десятком прописанных по-английски запретов. Нельзя спиной к идолам -да-да, мы поняли. Нельзя безобразничать - мы тихие, ей богам. Нельзя проносить с собой еду и питье - бутылка воды последовала за сандалиями. Исключительно для ladies - нельзя входить в храм во время ежемесячных недомоганий - я успела, практически; а у индуистов таких запретов, вроде, нет. Впоследствии я узнала еще об одном запрете: нельзя вносить в храм предметы, сделанные из кожи (коров в индуистском варианте и из любой кожи - в джайнистском). У меня была кожаная сумка и кошелек тоже. Никто ничего не сказал. Будущим же путешественникам: на всякий случай, выбирайте холстину.

Короткая справка о джайнизме.

Джайнизм - близнец буддизма. Оба выделились из классического индуизма как отрицание кастовой системы, оба пророка - кшатрии, принцы, вполне исторические лица. Махавира (он же Тиртакана и Вардаман, он же Джин - произношение "джайн" как будто унаследовано от англичан), сын короля Сидхартхи, лет на 20 старше Будды. Это была его 27-я и последняя инкарнация. Пророчества имелись уже до рождения, но все-таки в юности царевич жил, как и подобает царевичу. Годам к 30 он постепенно перешел к спиритуальным занятиям, но окончательно просветлился чуть позже, удалившись со двора. Нирваны же достиг в 42 года, уже имея тысячи последователей. На этом земной его путьне закончился и продолжался минимум лет до 80 (по другим сведениям - до 120+).

Джайнистская дархана близка к индуистской и буддистской, но вот серьезное отличие: нет Брамы, Творца, вселенная вечна, не сотворена и не уничтожима.


Почему джайнизм не стал мировой религией? По совести, я не знаю, как ответить на этот вопрос. Могу предположить, что из-за излишней строгости обрядов и природной склонности человека к агрессии. Джайнистский садхи лыс, причем он не бреет голову, а выдергивает волоски по одному. Походя, можем разделить все религии на два лагеря: прикрытых и лысых голов. Отсюда, между прочим, следует эклектичность иудаизма, но мы слишком отскочили в сторону. Вернемся к джайнам, благодаря богов за терпимость к взаимному присутствию на духовных приисках.

Бонус за малую распространенность - пуризм, незабюрократизированность, близость к изначальному учению, никакого меча, принесенного в мир.

Итак, джайнистская религия аскетична, диета - более-менее веганская, а храмы - самые яркие из индийских. Отношение к внешнему - не навреди. Поэтому метут перед собой пол, завязывают рот платками - чтобы случайно не поглотить букашку. Поэтому же, наверное, не запрещают фотографировать. Человек светопишущий - прост как букашка, летит на картинку как мотылек на люстру, но вредить ему нельзя.

Бомбейскому храму 100 лет, считается из красивых. Лучше - только где-то в Раджастане.
воспользуемся как умеем - очень много кривых фото )
alta_voce: (Leopold)
Когда, задолго до поездки, я узнала, что Бомбей переименован, моя колониальная натура взбунтовалась. За сменой топонима виделась примитивная, детская реверсия, тинэйджерский выплеск дурацкой свободы. Позже, когда выяснилось, что город назван в честь великой богини Мумбы, а созвучие с португальским bom bahia случайно, я, разумеется, подостыла. Еще некоторое время спустя, перебрав в уме персонажей индуистского пантеона, никакой Мумбы я там не нашла, идея же Великой Прабогини представилась наспех состряпанной. Неотопоним - все-таки результат реверсии, а Мумбу придумали позже, как придумывают генеалогии смазливым простолюдинкам, к коим воспылали принцы крови. С такими, примерно, мыслями я и явилась в бывший Бомбей. И все-таки храм Мумба-Деви был намечен к посещению первым. Настроения были критическими, как сказано, но и трепетными: как-никак предстоял первый в этой жизни визит в действующий политеистический храм, к тому же храм богини.

Мумба, меж тем, учуяла легкомысленность и с первого раза к себе не подпустила.

На второй день в Бомбее, убедившись, что, вроде, дышим и шевелимся, мы взяли такси и велели отвезти нас к Мумба-Деви. Таксист, как водится, по-английски ни сном, ни ухом, но на Мумбу среагировал адекватно. Улицы становились все уже и зловоннее, местность - трущобнее. Мы пробирались мимо куч гниющих отбросов, валяющихся в этих кучах священных коров, мимо маленьких носильщиков с узкими трехметровыми телегами, толп нищих, торговцев непонятным и пр. Ничего, думали мы. Главный храм города должен стоять на чем-то вроде площади, сейчас мы на эту площадь выберемся и пойдем коленопреклоняться. Толковой карты у нас, надо заметить, не было, главные улицы кое-как подписаны на деванагари, а трущобные совсем не подписаны. Зачем? Свои знают.

"Все, - ткнувшись в очередную кучу дряни, сказал таксист то ли на марати, то ли на хинди, но мы поняли, - дальше ехать не могу, а вам - воон туда", - и кивнул в самую гущу бедлама. "Мумба-Деви?" - с сомнением спросили мы. Ничего похожего на храм из окна такси не просматривалось. Улица, на которую указывал таксист, сужалась и сворачивала в непонятное помойное никуда.

Машину, меж тем, уже облепили бабка в рваном сари и дети в рваном чем придется. Интерес прочей публики тоже обострился.

"Баксис, Мумба-Деви, Мумба-Деви, баксис", - верещала ведьма, пытаясь просочиться в машину и хищным взором оглядывая мою сумку.

Видимо, все так бы и было. Получив свой баБкшиш, эта стихийная жрица великой Мумбы провела бы нас ровненько к храму, да еще бы и благословила. Но мы, мягко говоря, сдрейфили. Потенции толпы оставить нас не только без парочки бакшишей, но и без кошельков, да и без штанов заодно, представлялись внушительными. Первый квест мы, стало быть, провалили, так и не выйдя из такси.

Новую попытку мы предприняли только через несколько дней, уже успев побывать у джайнов и в храме Лакшми, послонявшись там и здесь, поняв, что окрестности Мумба-Деви - далеко еще не трущоба, и обзаведшись относительно приемлемой картой и новыми манерами поведения. Надо уметь перепрыгнуть через кучу расколотых кокосов и не поскользнуться; надо перемещаться быстро, заранее сориентировавшись по карте и поймав направление, ибо на подписи рассчитывать бесполезно; надо знать, когда дать бакшиш, чтобы отстали, а когда не дать и спасаться бегством: дашь одному, набежит толпа; иногда приходилось - это стыдно и гадко, но что поделать - иногда приходилось швырнуть копейки подальше и улепетывать, не оглядываясь.

Итак, если подходить с правильной стороны и правильно себя вести, то все не так страшно. Вон она торчит на заднем плане, с флажками, и выглядит вполне мирно.



Таксист все же оказался бестолковым: он хотел нас высадить явно не рядом. Непосредственные окрестности Мумба-Деви не так уж ужасны. Если бы еще убрать куда-нибудь убивающий всякие потуги на эстетику или экзотику синий пластик!



Сфотографировать фасад невозможно из-за узости улицы. Внутри тоже фотографировать запрещено. Забегая вперед, скажу, что интерьеры удалось снять только у джайнов и буддистов. Классические индуисты фотографировать не разрешают. И ладно, спасибо, что пускают. Только раз, в безымянном теперь уже храме, брамин в белом, злобно зыркнув, захлопнул перед любопытными носами дверцу какого-то святого святых. А так - пожалуйста, иди со всеми, приветят и благословят. Пока еще, видимо, не время предаваться общим рассуждениям о культе, вернемся к Мумбе.

Храм невелик и, постфактум, скромен. Постфактум же усреднен, лишен характерных деталей, самый никакой из увиденных храмов. Запомнилось не так уж много. Алтарь, за алтарем, как положено - круговой коридор-обход, с несколькими идолами. У самой же Мумбы - два обличья: одна - алебастровая, многорукая, другая - с оранжевым, акриловой яркости, ликом. Ей несут кокосы и цветы - как во всех храмах, и еще разукрашенные коробочки несут, а в коробочках - золото.

Жрецы в багровых юбках - подозрительно гладенькие и толстенькие. Но, вроде, Мумба - совсем не Кибела, хотя не без хтонической компоненты, если все-таки настоящая. Небольшие исследования ничего толком не прояснили. Первое упоминание в письменных источниках восходит к ранне-португальским временам. Первый храм был на месте нынешнего Чхатра-итд вокзала (бывший вокзал Виктории), и он тоже не был старым. Но жрецы хороши, верующие искренни, обожествляемое обожествляемо, а время есть Уроборос. Поэтому и мы серьезны и почтительны: не каждый день случается побывать в храме Великой Богини.
alta_voce: (Default)

Чуть не заночевали под мостом с крысами
и прокаженными, в деревне, названия которой мы уже никогда не узнаем, но все-таки
будем счастливо спать в своей типа постели.

Posted via LiveJournal.app.

alta_voce: (Default)


Серая блямба сбоку - это штормовой индийский океан.
Оставайтесь с нами.

Profile

alta_voce: (Default)
alta_voce

September 2017

S M T W T F S
      12
34 5678 9
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 02:35 pm
Powered by Dreamwidth Studios