alta_voce: (Default)
Иерусалим неторопливо перестраивается в Вавилон, оба космичны. Мысль успевает взлететь на летающей тарелке, парящей над верой, писаниями, камнями, умильно усмехающимися оперетке.

Рушащийся зиккурат становится стройно-вертикальным и, кажется, вот-вот исторгнет космический корабль.

Оранжировка специфична, ритм порой едва не проваливается в танго и уж точно заставляет вспоминать о салонах 19 века. Постмодерн, в хорошем смысле термина, понижает жанр, но знает, что дно твердое, и от него всегда можно оттолкнуться. Профанация, доведенная до логического конца, сакральна.

Это действо, смысл которого – разрушение торжественности во имя созидания ея же.

Для иллюзии нужна лишь идея иллюзии да немножечко блеска.

У цикад – свой хор, стихийный. Прямо на арене, среди людских толп.

Италианскую матрону и тут можно обнаружить как одну из основ мироздания. В верхних ярусах, чтобы подешевле, потому что это будни, среди шумящих юных иностранцев и прочего хаоса, они сидят на своих мраморных лавках, как сидели всегда. Их лица искажены поколениями хаоса, спины наполовину скрыты специальными, для Арены, накладными стульчиками, но правильные нос, осанка и выражение нет-нет да проступят. Плановые улеты в космос гарантированы.

Опера в опере – не то. Опера в гигантском кратере – легкомысленный космос. Чем был кратер без оперы, мы, варвары, можем только догадываться.

Шаманский бубен - прекрасный звонок. Некто, пола, неопределимого под многослойным пестрым нарядом (значит, скорее всего, женского), выходит на авансцену, изворачивается в картинную позу и... слушайте те, кто слышит.



несколько невнятных телефонных иллюстраций )
alta_voce: (Default)
Под конец жизни, лет явно меньше 60, и незадолго до моего рождения, бабушка обратилась к вере, начала ходить на мессы и затягивать прорехи прежней религиозногой индифферентности. Библии в коммуналке не было, увы. Иначе, как знать, мое существование могло стать осмысленным чуть раньше. Но были отдельные листки житий святых, выдававшиеся, по-видимому, в костеле с миссионерскими целями. Из всех запомнился один, начинавшийся фразой: «Swięty Antoni, wielki cudotworca». Помню, что я прочла его сразу же как нашла (читала я лет с 3-х), но ничего не поняла, а бабушка комментировать отказалась. Таким образом, все нижеизложенное будет, видимо, запоздалыми комментариями к маленькому эпизоду из детства. Это не универсальный, но заметный жанр. Почему я никогда не пыталась выдать себя за галахическую еврейку, пренебрегая практичными советами? Вот, в частности, поэтому.

Падуя

В Падуе Антония называют просто "святой", без уточнений. Basilica del Santo, via del Santo etc.

Basilica del Santo, клуатры )

Базилика огромна, гармонично эклектична, и – чудо! открыта во время сиесты. Я здесь во второй раз, но почему-то именно сейчас вспоминаю бабушкин листочек. Перелистываю миракулы (воскрешения, билокации, младенец Иисус на руках) ,и оказывается, что одно из самых важных чудес – проповедь рыбам – вершилось в Римини, где было много, много еретиков, то есть, по-нашему, катаров. А мы как раз туда и едем. Катаров нет, посмотрим, как с рыбами.

Пока же обдумаем житие. В нем много странностей и много обычностей. Главная обычность в том, что единожды найдя свой путь, будущий святой в некотором смысле застывает в развитии, распространяя свою деятельность вширь (нарастающее количество чудес), а не вглубь или, если угодно, ввысь. После этого собственно человека имярек можно из схемы изъять, святость концентрируется в нужном месте сама по себе. Никаких инициаций. Поэтому, в частности, святой может умереть молодым: возраст ничего не меняет. Смерть, собственно, тоже.
Св. Антоний был португальцем, в Италию попал случайно, т.е. по божественному провидению. Умер 35 лет от эрготизма – болезни, вызванной спорыньей, в той ужасной ее форме, когда все тело превращается в сплошную гангренозную рану. Во вскрытой через некоторое время гробнице обнаружились нетленные голосовые связки и язык. Почему-то хочется оставить эту смерть и посмертие без комментариев.


Римини

Оказывается, чтобы попасть в Римини, нужно пересечь Рубикон. По этому поводу на главной площади города имеется Джулио Чезаре. Стоит, правда, ничтожно сбоку, хотя раньше явно красовался в центре площади, на пьедестале, повествующем об оного Рубикона пересечении. Действие, как показывает опыт, обратимое, тем более, что Рубикон ныне – скорее идея и фикция, чем заметная aqua. Римлянин, будь он первый иль последний, пересекающий Рубикон четное количество раз, имеет право растекаться мыслию по кругу.

Джулио и К° )

Но вначале все-таки обрадовал Антоний, еще в Падуе научивший тому, что видеть пошлый курорт за пошлым курортом вовсе не обязательно. Уже в Римини пришлось пересечь еще одну реку, поэфемернее Рубикона. Имя водоему - Мареккия. На берегу этой реки св. Антоний и проповедовал рыбам. (Св. Франциск - птичкам, а Антоний – рыбкам).

Животные нас понимают, а мы их нет – следует отсюда как минимум. Проповедь призывала рыб восславить Господа, создавшего их в этом обличьи. Возможность переродиться хотя бы собакой не рассматривалась, но стоящая проповедь всегда остается в настоящем. Важно вот что: это те самые рыбы, что плавали во время потопа.

Вид забетонированного, безнадежно сухого русла, конечно, обескураживает. (Жалко допотопных рыбок.) Повторно пересечь его случилось ближе к морю, и бетон оказался слегка прикрытым водой, видимо, просто морской приливной. Рыбки бы уместились.

Помимо перечисленных аттракций, в городе обнаруживаются изрядный замок семейства Маллатеста (с головами у них было, возможно, средне, но замок искупает) и часовня св. Антония, которую можно было и не обнаружить, если бы не миракулы.

На часовне с одной стороны - св. Франческо ди Паола - персонаж, знакомый благодаря универсальному методу извозчика, но не совсем понятно, к чему он здесь. Допускаю, что ошибка декоратора. Св. Франциск Ассизский был бы более уместен.
С другой стороны – осел (подругим сведениям - мул), предпочевший просфору обычному корму. С ослом не все однозначно. Книга чудес говорит, что осел был тулузским. В Римини, похоже, его считают своим, с чем соглашаются некоторые жития.

осел и рыбки )

С ослом (или мулом опять?), кстати, связано первое посмертное чудо. В момент смерти Антоний явился одному из дружественных церковных иерархов и сообщил, что оставил осла дома и собирается поехать на родину. Иерарх заключил, что речь идет о Португалии, но впоследствии выяснилось, что речь шла о Царствии Небесном, а ослом Франциск Ассизский и его ученики обычно именовали бренное тело.

Ослу бы все идти по кругу, но он, возможно, зряч.

Постскриптум 1.

Институт канонизации вроде бы и сродни деификации, но на самом деле в корне противоположен. Деификация отсылает на небо, канонизация привязывает к земле. Нетленные мощи, а даже и тленные, навеки приклеивают эту конкретную аниму к этому конкретному телу и разрывают круг сансары достаточно вульгарным образом. Пока не случится крах и забытье.

Постскриптум 2.

Жития надо не только перечитывать, но и переписывать. Даже наивное апологетичное издание заставляет задуматься, а если описать все "как было на самом деле"?

Это мог бы быть интереснейший исторический проект, "Новые жития святых". Я бы рада участвовать и, если угодно, руководить, но одна не потяну; у меня много проектов и мало всего остального. Речь идет о развернутой архивной работе, попытке выделить из простеньких религиозных текстов рациональное зерно и попытаться восстановить облик святых. Где обман, где вранье апологетов, где сила веры, а где непознанное и непознаваемое, белая и черная магия? Малыми шагами можно навести хотя бы классификацию.
Впору набрасывать бордоскую программу для потомков. И речь идет не о коболе.
alta_voce: (Default)
С поэтической улицей получилось интересно.



Приятно, конечно, что в славном городе Б. одна из основных улиц носит такое название. И остерия - тоже хоть куда.

остерия )

Но, оказывается, Поэти в данном случае - имя собственное. Никколо Поэти - так звали богатого горожанина, по имени которого названа улица.

Здесь начинается самое интересное. Дом (или, скорее, палаццо) Никколо Поэти выстроил Аристотель Фиораванти. Надо полагать, до постройки Кремля, ибо умер он в России.

Read more... )

К слову, мы случайно познакомились с местным ортодоксальным попом. Звать Дионисием. Загляделись на церквушку все в том же квартале, поп с парой молодых прихожан стоял рядом, пригласил внутрь. Небольшая, но вполне греческая община, говорит, существует. Спросил, откуда, пригласили. Неплохо бы, чтоб приехал. Люблю потолковать со служителями культа.

внутри ортодоксальной церкви в Болонье )

Такие получились культурные экивоки посреди провинциального города Б., знаменитого плащами и макаронами. Профессиональный журналист, возможно, прошелся бы на тему, что сакральное отношение к поэзии в России, возможно, инициировано поэтическим палаццо из Болоньи. Но есмь культуролог, а не журналист, то бишь певец вечности, а не дня, и скажу другое.

Любая, видимо, цивилизация заимствует свои базовые, центральные символы из частностей цивилизаций постарше. На то нам и знание истории, и интерес к ней и острый глаз, чтобы находить эти связи. И да, разумная цивилизация до конца занимается эвокацией, а не негацией. Конец-то, в любом случае, неизбежен, но во втором случае он гораздо ближе.

San-Marino

Jul. 22nd, 2015 05:08 pm
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Список карликовых государств Европы завершен посещением Сан-Марино. Неожиданно очень понравилось. Достаточно отзывов, трактующих Сан-Марино как пустой курьез, пошлую игрушку.

Меж тем, виды прекрасны, особое чувство полета как от концентрации государственности (= все-таки банальности) в одной отдельно взятой точке, так и от особости этой точки присутствует, но дело не только в этом.

Сан-Марино - государство, возникшее на месте поселения анахорета. История вроде бы и обычная: отшельник селится в пещере и оная быстро обрастает адептами, монастырями, постоялыми дворами и постепенно превращается в бойкий торговый город, встраивается в систему.

Мало того, что св. Маринус стал, возможно, первым из таких анахоретов (примерно 301 г.н.э.!), создал прецедент и задал моду, так еще и вместо города возникло суверенное государство, отделенное от всего мира и живущее под девизом "свобода". Чтобы оценить, насколько уникален такой опыт в истории, достаточно представить себе независимое государство на месте какого-нибудь Сант-Эмильона.

Это параллельный мир, не лучше и не хуже оставленного, но позволяющий взирать на него с высоты горы Титан.

(картинки следуют)

Profile

alta_voce: (Default)
alta_voce

October 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 16th, 2017 11:56 pm
Powered by Dreamwidth Studios