alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
В дублинском музее я проигнорировала тему викингов: цели были другие, но коллекция была знатная. В Дании эта тема стала главной, хотя никаких проектных или личных зацепок тут нет. Просто так: явился в эпицентр, присмотрись уж.

Роскильда (или Роскиле, но вроде бы знаменитое датское заглатывание всех подряд глосс - дело простонародное, пусть уж будет Роскильда) - первая датская столица. Город новый, тысячелетний всего. Город викингов, что подтверждает местную теорию о том, что викинги - не (просто) бандиты и пираты (пусть изначально слово именно это и означало), а германские племена, не имевшие серьезных культурных контактов с Римом. Викинги не только воевали, но и торговали и даже (!) основывали города, что и свидетельствует Роскильда. Хотя настоящий основатель - некий клирик Авсалон (Авшалом, конечно), а какого он рода-племени, увы, неясно.



войдем и откроется )
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Эта желтая красота - один из видов местного транспорта. Плавают не по каналам, а, собственно, по морю, потому что Копенгаген - весь на островах.
Решение гениальное, на мой взгляд: ни носа, ни кормы, этакий одинаковый в обе стороны тяни-толкай с откидывающимся трапом/бортом, упирающимся в пристань. Но чтобы корабль мог легко вертеться во все стороны, нужно, действительно, очень много воды.



Read more... )
alta_voce: (Schreibmaschine von Hesse)
Пока дают интернет, покажу дюжину-другую картинок просто города. Тематическое, может быть, потом

Идем к национальному музею. Это, может быть, и близко, но, скорее, далеко и, главное, непонятно от чего.


Вот, допустим, от этого далеко (ратуша с доппельгаенгером-отелем), но, может, и не так далеко. Местные пространства растворяют в себе и выплевывают, где хотят.


В прогулочных улицах. Идешь и не знаешь, цель окажется за углом или решит поводить кругами. Расплата за притворную простоту местного всего. Read more... )
alta_voce: (Default)
Янтарь

Выбор огромен, история палеолитична, т.е. на отсутствие культурных канонов пенять не приходится.
Все местные оттенки, от молочного до темно-бурого, через всю золотисто-медовую гамму. Ко всему – более редкий и (еще) более дорогой зеленый янтарь, который, оказывается, карибского происхождения и гораздо моложе северного: всего-то миллион лет, а не тридцать. Поэтому он мягче.
Бесконечность форм, обработок и применений.
Торговые пути проходили повсюду: электрон изобильно добирался и до Греции, и на восток, т.е. «мои» цивилизации его знали и, наверняка, любили.
Но на себе не представляю. Кораллы forever.
Гипотеза. Цивилизационная принадлежность легко проверяется корпоральными тестами.

Картинок из магазинов у меня нет, зато есть из музея. Бронзовый век.



* * *

Темы, даже мимолетные, глобальны.
В обратном самолете оказалась среди толпы японцев, которые вначале трещали как ржавые мясорубки, а потом принялись доставать из каких-то штанин фарфоровые чашечки и знаками просить, чтобы в них наливали убогие самолетные напитки. Громко чавкали, хотя чавкать было особенно нечем. Кажется, чавкать вежливо.
Весь бесплатный журнал Эр-Франса посвящен Японии, японцам и японизмам. Япония во Франции, Япония в Японии и Япония – как повезло мне! – даже в небе. Это и есть закономерное продолжение северной темы: минимализм.
alta_voce: (Default)
Не вреден север для меня?
Во второй день в Скандинавии, с некоторым недоумением, прилаживаю на ноги носки и закрытые туфли. В четвертый день, с еще большим недоумением, берусь опять за сандалии.
Возвращалась с простудой, которой хватило на целую южную неделю.



* * *

Местные духи еще логичнее и прямее немецких. Расточают энергию не иначе, как на обмен. Южных людей водят кругами, всячески морочат голову.
Этот город вертится вокруг меня как карусель. Карта приблизительна, постоянно искажается, тянется как резина. Близкие места отдаляются, далекие сближаются.
Отчего-то болят ноги.

* * *

Руны – не огам. Простое письмо. 16 букв, не известно откуда взявшихся. Простое – не значит очевидное.



* * *

Скандинавия позволяет понять, как выглядит молодое, всего тысячелетнее царство. Как ни странно, практически так же. Если Pax Romanа – не под ногами, она материализуется из воздуха.
Сегодняшнее восприятие античности – во многом отраженное.
alta_voce: (Default)
Север больше располагает к кабинетности, чем юг, к физической ограниченности пространства, к стилю и осмысленности работы за столом. Потому что нужно отгородиться от холода. Потому что, если ты избрал себе путь книжника, скорее всего, тебе придется ограничиться каморкой под/над лестницей. Потому что окно замерзло, и даже если согреешь его рукой/дыханием, увидишь не то, что вытолкнуо бы наружу.
Южный, оливково-виноградный modus vivendi обширнее, универсальнее. Первональные идеи и те самые, передаваемые из уст в уста рождались не на севере. Если мы о ромейско-иудейской цивилизации, конечно, от Тибра до Гудзона. Или до Енисея, например.
Кабинет – это компромисс. Но и в северной кабинетности немало родного. Потому что было и то, и другое. Опыт дежа-вю – вот что такое поиск своего, родного, а не созерцание трещин родового гнезда. В кабинетах не рождаются. Их обретают.

* * *

Итак, Кьеркегор (Kierkegaard) – попросту «кладбище», а не «церковный сторож, как ложно подсказывало романо-германское образование. Кажется, это способно объяснить половину бед и всю философию носителя имени.
Практический вывод: даже в высоких науках метод извозчика бывает не лишним.

alta_voce: (Default)
Воздушный путь между Голландией и Данией – это вывод воды в объем. Шагая по Голландии, почву ощущаешь твердой. С небес видишь, как хрупко равновесие. Вода доминирует. И все-таки Je Maintiendrai, как, на всякий случай по-французски, утверждает голландский девиз. Я продержусь, пусть вместо тверди будет плот.

* * *

На одноразовых стаканчиках KLM – тюльпанчики, велосипедики, сабо и короны королевских авиалиний. Упрощения допустимы, главное не выкинуть котону из ряда.

* * *

На подлете к Копенгагену виден длиннющий мост, соединяющий, как хочется предположить, два острова. Приближаемся, мост обрывается. Дальше – паром, говорю, если только машины не ныряют под воду. Еще ближе. Соображаю, что нет ни пристани, ни парковки– и в этот самый момент появившаяся в круглом кадре иллюминатора машинка исчезает в конце моста.

* * *

Мы живем в районе посольств (русское, английское, чилийское, как минимум), это значит тихом и стройно-основательном. Гостиничный номер – студия, выходящая прямо на широкую улицу. Роль прихожей играют три ступеньки и каменные перила при них. Кровать, обнимаемая улицей.
Оконные шпингалеты, кажется, одинаковы во всех старых копенгагенских домах. Очень необычная для чужаков конструкция, на которую можно медитировать.
По поводу удобств: в ванне негде расположить футлярчик для линз так, чтобы жидкость не выплескивалась.
Я могу жить так долго, но через пару дней буду сидеть в шарашке, глядя на пустыри сквозь пыльное окно.



Profile

alta_voce: (Default)
alta_voce

July 2017

S M T W T F S
       1
2345678
9 10 1112131415
161718 19202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 10:34 am
Powered by Dreamwidth Studios